Федеральная служба исполнения наказаний не может остановить массовую смертность ВИЧ-инфицированных заключенных в своих больницах. За последние полгода в тюремной лечебнице им. Ф.П. Гааза в Санкт-Петербурге из-за дефицита лекарств и недокомплекта квалифицированного медперсонала скончалось несколько десятков заключенных, рассказали «МН» в правозащитной ассоциации «Агора» и находящийся в лечебнице осужденный Эдуард Разин. За общение с прессой Разину теперь грозит этапирование в одну из колоний Республики Карелия. Там также были зафиксированы летальные случаи из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи.

О том, что постояльцы областной больницы им. Ф.П. Гааза жалуются на недостаток жизненно важных медикаментов и плохую медпомощь, правозащитники заявляли не раз. Но проблема массовых смертей в больнице им. Гааза вскрылась только сейчас, когда осужденный за два убийства и разбой Эдуард Разин систематизировал жалобы заключенных и передал их общественникам, рассказал «МН» юрист правозащитной ассоциации «Агора» Дмитрий Динзе. «За последние три месяца в больнице на моих глазах скончались 30 человек. Этих людей можно было спасти, но врачи не лечили их, а на все просьбы и жалобы отвечали: «Нет лекарств», — рассказал «МН» сам Разин.

Содержание жалоб заключенных подтверждает заявление Разина. «Я, Солдатиков Ян Ольгертович, прибыл в МОБ им. Ф.П. Гааза из изолятора Горелова. Диагноз — ВИЧ, гепатит, туберкулез мозга и печени, с момента поступления и по сей день не получаю должного лечении. Укол делают раз в сутки от температуры и киштерапию по туберкулезу. От данного лечения состояние моего здоровья не улучшается, а лишь ухудшается», — говорится в жалобе заключенного Солдатикова, которая датирована 25 июля.

Мария Годлевская из пациентской организации «Свеча», непосредственно занимающаяся помощью ВИЧ-инфицированным зэкам, считает, что «Разину можно верить». «Жалобы из больницы им. Гааза поступали к нам неоднократно — там действительно все плохо с лекарственным обеспечением и медицинской помощью. Но тюремные врачи тут не виноваты — они заложники той системы, в которой работают. А российская пенитенциарная система просто не приспособлена для того, чтобы содержать ВИЧ-инфицированных», — констатирует правозащитница.

Качественной альтернативы больнице им. Гааза для ВИЧ-зэков в северо-западной части страны практически нет. Помимо Санкт-Петербурга носителей вируса иммунодефицита могут отправить либо в лечебно-исправительное учреждение №4 в Сегежском районе Карелии, либо в республиканскую больницу №2 УФСИН по Карелии.

Именно в ЛИУ-4 может оказаться в скором времени Эдуард Разин. Как рассказал «МН» Дмитрий Динзе, руководство больницы намерено наказать Разина за то, что тот пожаловался на условия содержания в лечебнице журналистам. «Разин рассказал мне, что сегодня ему было выписано взыскание. Формально — за то, что он смотрел телевизор. Причем ему пообещали скорый этап в ЛИУ-4. Разин может быть отправлен в Карелию уже в эту субботу», — сказал вчера Динзе. Не исключено, что та же участь может ожидать и самых тяжелых ВИЧ-инфицированных заключенных, утверждает правозащитник. «Очевидно, что перед прокурорской проверкой, которая неизбежна, в больнице захотят избавиться от тяжелых больных, чтобы эффект был не столь удручающим», — отметил правозащитник.

В УФСИН по Ленинградской области комментировать «МН» эту информацию отказались. Сам Разин очень боится карельского этапа. «Тут хоть койки есть, телевизор можно смотреть, иногда заходят врачи, Карелия же — это ад», — говорит он.

Опасения заключенного не беспочвенны. Как уже писали «МН», в начале мая родственники нескольких зэков, которые содержались в ЛИУ-4, подали коллективный иск к Минфину и ФСИН. Родные заключенных хотят взыскать с казны в общей сложности 3 млн руб. в качестве компенсации морального вреда за смерть своих родственников, которые, по их мнению, погибли из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи. Силы судиться с государством нашли в себе родственники трех скончавшихся заключенных — Константина Пролетарского, Олега Михайлова (фамилия изменена) и Геннадия Никитина (фамилия изменена).

В интервью скончавшегося в 2009 году Константина Пролетарского, которое было записано незадолго до его смерти, заключенный утверждает, что в ЛИУ-4 «были одни фтизиатры — ни инфекционистов, ни дерматологов». Антиретровирусную терапию Пролетарский, по его словам, не получал. Он был освобожден в октябре 2008-го по решению суда, принявшего во внимание тяжесть болезни. На свободе он прожил чуть более полугода. Олег Михайлов скончался в мае 2008 года в больнице им. Боткина в Санкт-Петербурге. Геннадий Никитин умер в больнице ЛИУ-4 в августе 2007 года.

Согласно данным внутренней проверки УФСИН по Карелии, в ЛИУ-4 в 2006 году из 99 ВИЧ-инфицированных скончались двое. В 2007 году в Карелию прибыло 176 заключенных с вирусом иммунодефицита, 38 человек позднее скончались. 39 человек умерло в 2009 году — из 270 прибывших. Мария Годлевская уверена, что если Разина отправят в Карелию, ему грозит скорая смерть. «В Карелии все еще хуже, чем в Санкт-Петербурге», — говорит правозащитница.

Косвенной причиной повальной смертности в больнице им. Гааза можно считать эксперимент ФСИН по переподчинению медиков колоний и СИЗО Ленинградской и Тверской областей центральному аппарату пенитенциарной службы, отмечает в беседе с корреспондентом «МН» председатель общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Санкт-Петербургу Владимир Шнитке.

Руководители ФСИН запустили этот эксперимент в 2010 году на волне критики ведомства из-за смерти в СИЗО «Матросская Тишина» юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Переподчинив тюремных медиков, во ФСИН попытались разорвать связь врачей с начальниками колоний и изоляторов.

«Но переподчинение ударило по медперсоналу больницы им. Гааза. Из-за потери в зарплате, по моим данным, оттуда уволилось большое количество врачей», — рассказывает Шнитке. После разговора с «МН» правозащитник пообещал приехать с повторной ревизией в больницу им. Гааза. Дмитрий Динзе сообщил «МН», что сегодня напишет заявление в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело по факту неоказания медицинской помощи ВИЧ-зэкам. В пресс-бюро ФСИН на запрос «МН», отправленный еще 10 августа, не ответили.

Московские новости