mypicm
July 13th, 12:32
Вчера был праздник в СИЗО-1 Екатеринбурга, как никак а 184 года учреждению. Начальник Кокаев встретил нас (ОНК) в белой рубахе, рукав которой уже был чем-то испачкан, то ли чей-то кровью, то ли сажей. Объяснив ему расклад, Шаклеин потребовал, чтоб нам показали заключенного Германа и его товарища, заключенного Мифтахова. Кокаев ухмыльнулся: ладно, говорит, пошли.
Сперва зашли к Герману. Точнее зашёл к нему в камеру только Кокаев, предварительно сказав майору Пичкалёву, чтоб тот никого (имелось ввиду ОНК) не пускал в камеру. О чём Кокаев говорил с зеком мне не известно, Шаклеин попытался пройти в камеру к Герману, но майор грубо отпихнул старика. Спустя минуту довольный начальник вышел из камеры и сказал: видите, он не хочет с вами говорить! Тут же Герман с другим зеком выскочили из камеры и пробежали мимо нас в коридор, мы даже здрасьте не успели сказать. Я лишь заметил одно: на Германе лица не было, какая-то маска затравленного человека, но не лицо. Даже на ИК-55, где, по его словам, его постоянно били и запугивали, он держался бодрее. Что с ним происходит в СИЗО-1 — не понятно, но что-то совсем запредельно х….е.
Шаклеин сдерживать эмоции не стал и прямо тут в коридоре второго корпуса накричал на начальника, мы потребовали, чтобы нам дали возможность позвонить прокурору. Для этого мы пошли в приёмную начальника.
Гусаков И.А., зампрокурора Свердловской прокуратуры по надзору, которая находится буквально через забор СИЗО-1, в итоге по телефону нам не поверил и занял исключительно сторону вертухаев. Кто бы сомневался, ага.
Мы решили сменить тактику и попросили вывести к нам осужденного Никиту Мифтахова в следственную комнату для индивидуальной беседы. Но Кокаев повторил там почти тот же фокус, при чём с видеозаписью всего этого цирка (съёмку вёл капитан Червёв): вместе с вертухаями мы зашли в кабинет, где за решёткой уже сидел Мифтахов, Кокаев показал Мифтахову какую-то бумагу и спросил, правда ли что тот написал отказ от встречи с ОНК, зек подавленным голосом сказал — да. После этого начальник СИЗО обернулся к нам и потребовал выйти из кабинета, на что уже я таким же голосом потребовал выйти всем сотрудникам СИЗО и ГУФСИН для проведения индивидуальной беседы с осужденным Никитой Мифтаховым. Это право нам дано на основании УИК ч.2 статьи 23. Надо было видеть глаза Кокаева!.. он же начальник СИЗО, да. Короче нас вытолкали из следственного кабинета.
После этого нам ничего не оставалось как пойти всё к тому же прокурору Гусакову и писать заявление о нарушении прав ОНК. Это п….ц.

Вячеслав БАШКОВ,член ОНК по Свердловской области, лауреат конкурса на лучшего общественного наблюдателя