18 марта 2016 года на внеочередном собрание ОНК МО на голосование было поставлено ряд вопросов, по результатам которого большинством голосов были приняты решения, которые противоречат действующему законодательству РФ, не соответствуют целям и задачам общественного контроля и направлены на дискредитацию и последующие исключение из состава комиссии независимых правозащитников.

В частности было решено:

  1. Запретить членам ОНК МО, без согласования с остальными членами комиссии, предоставлять информацию о работе комиссии в СМИ, а так же выкладывать результаты работы в сети Интернет;
  2. Передать в надзорную прокуратуру МО две жалобы на имя председателя ОНК МО, поступившие от осужденных ФКУ Можайской ВК на действия членов ОНК МО Рудыка Э.Я. и Павлюченкова А.А.;
  3. Ходатайствовать перед ОП РФ о прекращении полномочий члена ОНК МО Тарасова И.И.  в связи с неоднократным нарушением кодекса этики ОНК;

Считаю, что решение членов ОНК МО связанное с запретом публикаций и комментариев в СМИ без согласования противоречит нормам ч.3 ст.8, ч.5 ст.10, ч.8 ст.20, ч.4 ст.26 федерального закона от 21 июля 2014 года №212-ФЗ « Об основах общественного контроля». В данном законе субъекты общественного контроля наделены правом и обязанностью публиковать результаты своей деятельности в СМИ и сети Интернет.

Так же в соответствии с п.2 ч.1 ст.5 федерального закона от 10.06.2008 года №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» член ОНК является субъектом общественного контроля на ряду с общественной наблюдательной комиссией и соответственно обладает равнозначными правами и обязанностями. Так же ограничения связанные с публикациями в СМИ не прописаны и в регламенте ОНК МО.

По этому сама по себе постановка на голосование вопроса о лишения права членов ОНК самостоятельно принимать решения по обнародованию результатов своей правозащитной деятельности в СМИ находится вне компетенции членов комиссии, является  незаконной и юридически безграмотной и вероятна направленна на сокрытия от общественности выявленных фактов пыток, коррупции, нарушения прав граждан. А мнения большинства, учтенные при голосовании, надуманны, не обоснованы и противоречат духу законодательства в области общественного контроля.

В поступивших жалобах от двух заключенных Можайской ВК К Б.В., и М И.А., говориться, что я и Рудык Э.Я. выложили в сеть Интернет ложную информацию, в связи с этим они просят принять меры ко мне и Рудыку Э.Я.

В самих же жалобах не указан адрес страницы (ссылка) информационного интернет ресурса, где по мнению заключенных, размещена ложная информация, и это объяснимо тем, что заключенным доступ к средствам связи запрещен. Соответственно заключенные не могли видеть выложенную мной информацию и оценить ее достоверность, а  жалобы направленные ими, могли быть написаны под диктовку сотрудников УФСИН, как ответная мера направленная против меня и Рудыка Э.Я. за то, что мы открыто заявили в СМИ о фактах пыток и насилия в Можайской ВК.

В том числе наши публичные заявления вызвали сильное не довольствие и критику в наш адрес у председателя комиссии Морозовой Е.Ю. и большинства членов комиссии и явное желанием перенаправить полученные жалобы в прокуратуру по надзору. При этом ни кто из голосовавших не выразил желание убедиться в том, что информация в интернете действительно выложена. Не исключаю тот факт, что инцидент с жалобами может являться спланированной провокацией направленной на дискредитацию меня, как члена ОНК и члена ОНК Рудыка Э.Я.

Так же хочу заявить об угрозах поступивших в адрес членов ОНК МО от помощника начальника по соблюдению прав человека в УИС УФСИН России по Московской области, подполковника внутренней службы Лысова А.А., который присутствовал на собрании и заявил о том, что УФСИН по МО располагает некой видео записью на, которой зафиксированы незаконные действия членов ОНК МО связанные с устными одобрения, поддержкой действий осужденных в организации массовых беспорядков в Можайской ВК, что может расцениваться, как призыв к продолжению массовых беспорядков и подпадать под уголовную ответственность.

Считаю, что обвинения подполковника Лысова А.А. беспочвенны и направленны на запугивание общественных контролеров. Но тем не менее, я не исключаю возможности организации попыток незаконного уголовного преследования членов ОНК МО.

То, что на членов ОНК МО области оказывается давление и не обоснованная травля говорит, тот факт, что уважаемого правозащитника и известного общественного деятеля Тарасова И.И. хочет исключить из состава комиссии председатель Морозова Е.Ю. По моему мнению претензии к Тарасову И.И. со стороны членов комиссии не обоснованы и носят личностный характер. А между тем Тарасов И.И. является очень грамотным юристом. Юристов с такими знаниями и опытом в нашей комиссии нет.

В связи с выше изложенным прошу Вас:

  1. Обратиться к председателю ОНК МО Морозовой Е.Ю. и другим членам комиссии с разъяснениями о принципах, целях и задачах общественного контроля, а так же о недопустимости принятий решений противоречащим законодательству РФ;
  2. Принять меры по защите членов ОНК МО от незаконного уголовного преследования, от дискредитации целью, которой является последующие исключение из состава комиссии;
  3. Взять на контроль рассмотрение дела в ОП РФ о прекращение полномочий члена ОНК МО Тарасова И.И. и не допустить его исключения;

С уважением член ОНК МО Павлюченков А.А.