3 августа 2012 г., 13:41 пользователь helier <helier49@gmail.com> написал:

В Калуге вчера состоялось предварительное судебное заседание по жалобе
осуждённой Квик В.Ф., отбывающей наказание на участке колонии-
поселения No. 6 в г.Людиново.
Квик — из народа рома.
Квик-инвалид 2 гр. имеет заболевание, входящее в Перечень заболеваний,
по которому подлежит освобождению из мест принудительного содержания.
Однако, медики УФСИН России по Калужской области не направляли (как
полагается по Постановлению правительства РФ) Квик на
мед.обследование, воспользовались данными, которые были получены в
гражданской клинике за несколько месяцев до конфликта заключенной с
администрацией УФСИН, и провели мед.комиссию по мед.документам, не
вызвав Квик на Мед.Комиссию (ad hoc).
Квик посчитала свои права нарушенными, и обратилась с жалобой к
начальнику УФСИН, был получен ответ, что тюремные медики — правы, и
Квик не подлежит освобождению по Постановлению правительства No. 54: да,
её заболевание входит в правительственный перечень, но оно, мол, не
такой интенсивности, как необходимо.

Для меня эта судебная практика — довольно новая.
Я — не медик, а юрист.
И попытаться имплементировать, например, европейские нормы права в
национальном судебном процессе — проблематично, я считаю: в ЕКПЧ нет
прямой нормы по поводу здоровья, в т.ч. заключенных.
Национальное же законодательство в области здравоохранения серьёзно
ограничивает, на мой взгляд, мед.помощь заключенным (ст. 29 ФЗ No.
5487-1 «Основ законодательства об охране здоровья граждан» от 1993
г.), отсылая к национальному тюремному законодательству.

Я думаю, что судебное мы проиграем, но в самом процессе хочется
посмотреть, почему, например, Постановление No. 3 Правительства, вообще,
не работает, посмотреть процедуру реализации Постановления No. 54.
Попробовать привлечь к участию саму заключенную, т.к. она обжалует
бездействие нач.медслужбы УФСИН в гражданском порядке. И положительной
практики здесь так же нет.

По данным Уполномоченного по правам заключенных калужского УФСИН за 6
мес. 2012 г. по Постановлению No. 54 было подано 6 представлений от
медиков, но лишь 1 осуждённый был освобождён.

Любовь Мосева-Элье, член ОНК по Калужской области