В Общественной палате республики состоялась встреча представителей МВД Республики Дагестан, прокуратуры, Верховного суда и общественных организаций с членами общественной наблюдательной комиссии республики по надзору за местами заключения и содержания под стражей.

Дагестан входит в состав 77 субъектов РФ, на территории которых осуществляют свою деятельность общественные наблюдатели. В состав нынешней общественной комиссии Дагестана входят три человека: Гасан Айгунов — председатель ОНК, Абдурахман Юнусов и Лариса Арефьева. Общественные наблюдатели подготовили пакет рекомендаций, который намерены вынести на рассмотрение общественной палаты республики.

Как сообщает корреспондент «Кавказского узла», общественные наблюдатели подготовили пакет рекомендаций, который вынесли на рассмотрение общественной палаты республики.

«К большому нашему сожалению, на совещании не было представителей администрации президента республики и членов правительства,- рассказывает Гаcан Айгунов. — Мы планировали заключить соглашение о приглашении членов ОНК в коллегиальные органы, когда обсуждаются вопросы о нарушении прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания. Кроме того, планировалась поднять вопрос о материально-технической поддержки деятельности ОНК — у нас нет помещения, нет транспорта».

Наблюдатели затронули проблему присутствия представителей СМИ во время посещения мест принудительного заключения, поскольку убеждены, что в этом вопросе необходимы «гласность и открытость».

«Мы во все колонии заходим с представителями телевидения, с этим проблем не возникает, вот в ИВС нас пускать категорически не хотят. К сожалению, четкой установки пускать журналистов в эти учреждения не последовало», — отметил собеседник. Он полагает, что таким образом журналистов лишают возможности объективно оценить существующую ситуацию, а людей — возможности узнать, как на самом деле обстоят дела в колониях и СИЗО.

Абдурахман Юнусов и его коллеги считают также необходимым решить проблему существования в республике «устрашающих обезьянников» (помещения для задержанных в отделении милиции).

«Я однажды был свидетелем драки, — говорит Юнусов, — и меня под общую гребенку забрали туда. Дело было в пятницу, и мне пришлось сидеть на лавочке в невероятнейших, отвратительных условиях до понедельника, пока не примут решение: надо ли меня держать там дальше».

Члены ОНК заявили, что в районные отделы милиции доставляется непозволительно большое количество людей.

«Если в месяц задерживается 1800 человек — из них всего 400 отправляются в СИЗО, остальных: задержали — отпустили, — отмечает Айгунов. — Есть недопонимание толкования смысла закона, в котором четко написано, в каких случаях человека можно задерживать: лицо, застигнутое в момент преступления, или после его совершения, в случае, если очевидец или сам потерпевший укажет на лицо, совершившее преступление, или же у него нашли явные орудия преступления».

Во всех остальных случаях, подчеркивает собеседник, человека держать «под замком» незаконно. «Ничего определенного по обозначенной проблеме нам не ответили», — констатировал председатель ОНК РД.

Источник