9 августа 2012 г.
Республика Мордовия: Снимай трусы и ползи…

Представитель  ООД «За права человека» и Фонда «В защиту прав заключенных» Лариса Фефилова в конце июля – начале августа посетила ряд колоний в Республике Мордовия. Посещение было вызвано рядом обращений от адвокатов и родственников осужденных о сложной ситуации в исправительных учерждениях.  По ИК-7 правозащитник ужерассказала в предыдущей публикации.  В данной публикации  – рассказ о ситуации в ИК-12.

 

Лариса Фефилова:

1 и 2 августа 2012 я посетила ФКУ ИК-12 УФСИН России по РМ по обращениям об избиениях в учреждении.

Осужденные на личном приеме рассказывали о том, что в колонию, уже третий раз с периодичностью в  две недели по пятницам вводят отряд специального назначения УФСИН России по РМ. Спецназовцы совместно с сотрудниками УФСИН России по РМ проводят обыски, совмещая эти мероприятия с избиениями заключенных.

То, что рассказывали заключенные, никак не укладывается в голове, даже сейчас, когда прошло некоторое время — потому что все это происходит сейчас, в цивилизованном государстве, под громкими лозунгами о гуманизации пенитенциарной системы.  Но я все видела своими глазами и реальность происходящего подтверждали телесные повреждения заключенных, которые они показывали мне во время приема — огромные синяки, черные полоски от ударов дубинками, следы наручников…

В основном рассказывали о событиях 13 и 27 июля 2012 года. Вот как описал мне произошедшее заключенный  Ш.: «В камеру ворвались маски-шоу и сотрудник УФСИН Изотов, выгнали нас из камеры в коридор. Поставили на растяжку и начали избивать. Избивали вместе с боевиками спецназа сотрудники УФСИН Изотов и Мустайкин. Когда избивали, кричали мне «чурка вонючий» , обзывали  разными другими словами, унижающими мою национальность. Сотрудник колонии, по фамилии Рыбкин, он в звании лейтенанта, дал мне пару раз по почкам и печени сначала руками, а потом  начал бить дубинкой. Когда я упал, продолжали пинать ногами и бить дубинками. Кто-то ставил мне на голову ногу и при этом приказывал вставать. Затем мне приказала ползти, когда я отказался, они сказали, что будут меня бить до тех пор, пока я не поползу…». 

Говорили заключенные о том, что их не только избивали, крича на них матом, но и  заставляли снимать трусы и приседать. На тех,  кто отказывался от этой унизительной процедуры — раздеться до гола в присутствии большого количества посторонних людей и выполнять физические упражнения -  просто рвали нижнее белье.

Заключенный Р. рассказал, что его после избиений, как мешок затащили в камеру и бросили на пол. Через некоторое время ему приказали идти в прогулочный дворик на освидетельствование медицинским работником телесных повреждений. Р. отказался, т.к. из-за побоев не мог идти, Медработник в камеру не пришел, вследствие чего  следы избиений этого заключенного не зафиксированы.   Ровно через две недели события повторились.  Заключенный Р.  - невысокий, худенький молодой мужчина -  рассказывал,  как его хватали за шиворот и кидали от стенки к стенке. «…Поставили на растяжку, кричат ноги шире-шире, я говорю, что уже не могу шире, начали пинать по ногам, пинали пока я не упал…».

Осужденный Х. примерно повторил предыдущие повествования: «… меня начали избивать за то,что не стал приседать перед ними голым…на осмотр врача не пошел, был не в состоянии…». Заключенный Д., с исполосованной от удара дубинок спиной, вдруг заявил: «Пусть уж лучше бьют, чем такими словами кидаться, обзывают такими словами, что язык не поворачивается повторить, угрожают изнасилованием…».

Осужденный Ч.  так описал  события 13 июля 2012 так: «… со мной в камере человек в возрасте сидел, он больной. Сотрудники Изотов и Мустайкин схватили его за шиворот и потащили в коридор, там швырнули об стенку головой и бить начали. Меня тоже били, но я их просил не бить больного, не трогать его. Но меня за это наручники надели и еще сильней колотить начали, и старика продолжали избивать. Били везде и по половым органам пинали, и по почкам, и по голове…».

А маленький худенький заключенный О. сказал просто, как-то беззлобно, спокойно так: «мной как мячом играли…пинали друг другу и смеялись…заключенный, который увидел это, просил «давайте, отпустите его, что вы делаете», но они продолжали… ».

Многие рассказывали о заключенном, которого избивали сотрудники колонии несколько дней, а потом в ШИЗО водворили, а там спецназ. Все считают, что он с ума сошел -  и заключенные, и сами сотрудники. Сначала, после избиений спецназом, он вены вскрыл и все стены в камере кровью измазал. Потом замкнулся и по словам осужденных, кажется не в себе.. А сейчас в медсанчасти находиться. ..

Я с ним тоже встретилась. Походка и движения неуверенные, заторможенные какие-то. Я попыталась с ним поговорить, но на речь мою он не особо реагировал, а если и пытался что-то сказать, то так тихо, что практический ничего не слышно. Я не стала мучить человека воспоминаниями и, пожелав ему выздоровления, ушла. А мальчишка совсем молоденький…

Когда я выходила из колонии, думала о том, какими выйдут эти ребята из колонии и все ли выйдут оттуда живыми. 

Вот только несколько эпизодов об «эффективном» воспитательном процессе, которое сходу могу назвать:

2008 года – Челябинская область: в ИК-1 забиты до полусмерти четверо заключенных, в течение восьми часов умирают мучительной смертью от геморрагического и болевого шока,

2010 год – Удмуртская Республика ИК-1 забит до полусмерти Баранов Руслан, в течение трех недель  медленно умирает в реанимации,

2012 год – Саратовская область Артем Сотников ИК-13 умер в камере ШИЗО от болевого шока. Этот список можно перечислять бесконечно….

 И конечно же сотрудники ни в коем случае не собирались никого убивать, они просто занимались перевоспитанием. Также, как сейчас перевоспитывают в ФКУ ИК-12 УФСИН России по Республике Мордовия…

Надоело взывать к человечности, надоело сравнивать этих мальчишек, пусть и оступившихся, с собственными детьми сотрудников ФСИН, напоминая русскую пословицу, что от тюрьмы не стоит зарекаться, надоело объяснять – что они тоже люди, что издеваться над ними никто не имеет права…  Даже предлагать им поменять работу и перейти на бойню, ежели им так нравится такая жестокость, и то, язык не поднимается -  так как им придется иметь дело с живыми существами… Надоело взывать к руководству ФСИН обратить внимание на проблему, да с призывом хотя бы увольнять таких садистов-сотрудников (уж не веду разговор про наказание!) … Надоело обращаться к своим друзьям-правозащитникам за помощью – так как все мы в одном положении и  бьемся как рыба об лед…

Но, черт возьми,  не хочется сдаваться! Так что бы еще такого сделать, чтобы сработало? Люди, подскажите!!!