• Новая газета

ОБЩЕСТВО / ВЫПУСК № 66 ОТ 18 ИЮНЯ 2012

В свете резонансных издевательств над гражданами в отделах полиции Татарстана не менее ярко выглядят подобные случаи в Марий Эл

18.06.2012

 

Петр Саруханов — «Новая»Лето, жара, сезонные работы… В Республике Марий Эл идет прополка правового поля. Йошкар-Олинский городской суд вынес приговор в отношении четырех сотрудников МВД. Они обвинялись в том, что истязали 23-летнего жителя столицы республики Ивана Козлова, подозревавшегося в убийстве девушки. В отделе милиции «Заречный» его били, связывали руки за спиной и подвешивали на веревке, надевали на него противогаз и перекрывали доступ воздуха, после чего парень терял сознание. Узнав, что Козлов перенес операцию на коленном суставе, милиционеры принялись бить его именно по больной ноге. Не добившись от Ивана нужного признания, оперативники приковали его к креслу наручниками и оставили в таком положении на ночь. Наутро пытки продолжились. В конце концов Иван не выдержал и согласился со сценарием убийства, сочиненным его мучителями.

Родственники Козлова подключили адвоката, Ивана свозили в прокуратуру и лишь после этого отвезли в поликлинику, где он снова потерял сознание. Позже, находясь в больнице на стационарном лечении, Козлов узнал, что найден настоящий убийца…

И вот на днях два опера, Алексей Першунин и Михаил Дубников, успешно прошедшие переаттестацию, получили по полтора года колонии общего режима. Еще один милиционер, Алексей Шестаков, тоже ставший полицейским, осужден к четырем годам условного лишения свободы. Такое же наказание определено Борису Белавину, бывшему старшему оперуполномоченному уголовного розыска, успешно завершившему трудовой путь в МВД и уже вышедшему на пенсию.

Привычная неторопливость в делах, касающихся преступлений людей в погонах, могла привести даже к тому, что до пенсии дослужились бы все четверо. Но в данном случае трое подсудимых оказались весьма молодыми, а событие случилось всего-то пять лет назад, и уголовное дело было возбуждено полгода спустя — в декабре 2007 года.

Примечательно, что процесс установления истины и скорость приближения к ней разные организации оценивают по-разному. Так, пресс-служба Следственного управления СК РФ по Марий Эл сообщает редакции: «В результате слаженной работы следователей Следственного комитета и сотрудников ОРЧ (собственной безопасности) МВД республики лица, причастные к совершению преступления, установлены и отстранены от должности…» А сотрудники йошкар-олинского отделения Комитета против пыток (Нижний Новгород) пишут нам, что дело дошло до суда лишь «после более чем четырехлетней волокиты, неоднократных незаконных постановлений об отказе в его возбуждении и обжаловании этих решений».

Кто тут прав? У нас «слаженная работа» и волокита порой сопутствуют друг другу, и не всегда поймешь, где кончается одна и начинается другая. Так или иначе, уголовное дело, которое приостанавливалось семь раз, все же доведено до приговора, что можно поставить в заслугу и правозащитникам, и следователям. Обычно же дела, связанные с милицейским произволом, кончаются ничем и остаются в архивах. Правозащитникам они запоминаются надолго, и о нескольких таких делах по просьбе «Новой газеты» рассказал руководитель представительства Комитета против пыток в Марий Эл Дмитрий ЕГОШИН.

Октябрь 2008 года. За юридической помощью к правозащитникам обратился житель Оршанского района Александр Терехов. Его вызвали в следственный отдел по городу Йошкар-Оле на допрос в качестве свидетеля по делу об убийстве человека, с которым он работал на пилораме. Терехов пояснил, что он ничего не знает о случившемся. Тогда присутствовавший на допросе сотрудник милиции сказал, что Терехов должен проехать с ним. Поехали в МВД республики. Там, в одном из кабинетов, где были еще двое мужчин, Терехову снова стали задавать вопросы. Его ответы сотрудников милиции не устроили. Как в дальнейшем рассказал Терехов, двое стражей порядка повалили его и попытались стащить с него брюки. Он стал сопротивляться. Один из сотрудников милиции нанес ему удар коленом в левое ухо. Потекла кровь. На Терехова надели наручники и пригрозили отвести в подвал. Он испугался и дал требуемые показания, фактически оговорив своего сослуживца — Василия Харенкова. Того немедленно взяли под стражу и обвинили в совершении убийства.

— Мы подали сообщение о преступлении, — вспоминает Дмитрий Егошин. — Нам следственный комитет при прокуратуре республики в возбуждении уголовного дела отказал. Мы наняли адвоката для повторного допроса Терехова, который очень хотел, чтобы его еще раз допросили. Терехов мучился от того, что оговорил друга. Следователь под разными предлогами отказывал в повторном допросе. Однако мы добились, чтобы допрос состоялся. В итоге Харенкова освободили из-под стражи, уголовное преследование в отношении него было прекращено.

Май 2009 года. Риелтора Вячеслава Тимощенко скрутили на улице Йошкар-Олы сотрудники уголовного розыска. Несколько раз ударили, надели наручники, затолкали в машину. Отвезли в лес, вывернули ему карманы и потребовали признаться, где он спрятал наркотики. Еще несколько раз ударили, заставили ползти к дереву, угрожали, что помочатся на него, снимут это на камеру и покажут его друзьям. Говорили, что, если он будет молчать, его оставят в лесу, где его никогда никто не найдет. Потом посовещались и велели Вячеславу ползти к машине. Вернулись в Йошкар-Олу, приехали в отдел милиции и снова потребовали рассказать, у кого он приобретал наркотики. По рассказу Тимощенко, его посадили лицом к стене и сунули ему в карман шорт сверток, который потом извлекли при понятых.

— Тимощенко был взят под стражу, — излагает события той поры Дмитрий Егошин. — В СИЗО он содержался более двух месяцев. Мы обратились в следственный отдел по городу Йошкар-Оле. В возбуждении уголовного дела нам было отказано.

В дальнейшем суд оправдал Тимощенко. В оправдательном приговоре указано, что обстоятельства свидетельствуют о незаконных действиях сотрудников милиции и фальсификации доказательств по уголовному делу. Показания Тимощенко о применении к нему физического насилия подтверждаются медицинскими документами. Также суд усмотрел, что со стороны сотрудников милиции было нарушено право задержанного на защиту.

— При этом уголовное дело в отношении сотрудников милиции, которые избили Тимощенко и подкинули ему наркотики, так и не возбуждено, — подводит итог этой примечательной истории правозащитник Егошин.

Итак, это уже не 2007 год, когда истязали Ивана Козлова, а 2008-й и 2009-й… Кто же был в то время министром внутренних дел Марий Эл? Им с 2008 года по 2011-й был полковник Артем Хохорин, недавно назначенный главой МВД Татарстана взамен Асгата Сафарова, освобожденного от этой должности после всероссийского скандала с пытками в здешних отделах милиции.

— Перед уходом Артема Валерьевича с поста министра внутренних дел Марий Эл марийские омоновцы сделали ему своеобразный подарок, — продолжает воспоминания Дмитрий Егошин и рассказывает еще одну историю о милицейском произволе.

Это произошло в ноябре 2010 года, еще до того, как Артема Хохорина перевели из Йошкар-Олы в Москву, в Организационно-аналитический департамент МВД России. В результате встречи с сотрудником ОМОНа 22-летний житель поселка Советский Константин Алмакаев сделался инвалидом, теперь постоянно лечится и после операции нуждается  еще в одной.

Константин с друзьями гулял по поселку. Возле кафе они услышали какой-то шум и решили отойти подальше. Однако их догнали какие-то мужчины и потребовали остановиться. Неожиданно один из мужчин нанес Алмакаеву удар ногой в область сердца. Он упал и, сильно ударившись головой, потерял сознание. Константин не помнит, как его довели до дома. Позже он узнал, что ударивший его мужчина является сотрудником ОМОНа МВД Республики Марий Эл.

Хирург обнаружил у Константина два перелома: теменной и лобной кости. А томография выявила еще и гематому головного мозга. После больницы Алмакаев обратился в следственный отдел с заявлением о возбуждении уголовного дела. Материалы были переданы для производства дознания в Советский РОВД. Было вынесено два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Однако нам удалось добиться возбуждения уголовного дела, — говорит Дмитрий Егошин. — Дознаватель его постоянно приостанавливал: не могли обнаружить виновного в совершении преступления, хотя мы требовали провести опознание. Не без нашей помощи уголовное дело передали в другой район. Там опознание было проведено, и, так как в деле фигурировал сотрудник МВД, его переправили в Советский межрайонный следственный отдел республиканского Следственного управления. После недолгого расследования сотруднику ОМОНа было предъявлено обвинение по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Сейчас дело находится на рассмотрении в мировом суде.

Артем Хохорин, ныне генерал-майор полиции, немало сделал для улучшения работы марийских органов внутренних дел, но людей от имени государства били и пытали как до него, так и при нем. Правозащитники подсчитали: в период, когда он возглавлял МВД Марий Эл, к ним по поводу милицейского произвола поступило 45 обращений граждан. Понятно, не все случаи столь убедительны, как приведенные примеры. Понятно и то, что милиция (полиция) била и, пожалуй, будет бить граждан при любых министрах. Где, спрашивается, взять другую полицию? И где взять других министров? А вот где взять других граждан для битья — это не вопрос. Сегодня возьмут одних, завтра — других, и еще много не битых останется. Населения у нас еще на несколько реформ хватит.