В пятницу стало известно, что всех задержанных за участие в беспорядках на Манежной и Киевской площадях Москвы правоохранительные органы внесли в черные списки экстремистов. Эксперты рассказали, чем грозит молодым людям попадание в такие реестры.

В ходе беспорядков на площади Киевского вокзала и в других районах Москвы в среду были задержаны порядка 1700 человек. Среди них подростки до 15 лет. Многие из них будут привлечены к административной ответственности, некоторые – к уголовной, кто-то отделается профилактическим внушением. Однако все до одного попадут в так называемый черный список ГУВД Москвы, сообщают «Вести ФМ».

Согласно отчету ГУВД, в ходе задержания у участников беспорядков изъяты 16 травматических пистолетов, 208 ножей. На вооружении у бузотеров также были бейсбольные биты и кастеты, электрошокеры, арматура и даже молотки с топорами – всего 260 предметов, которые можно использовать в качестве оружия.

Квалификацию действий задержанных еще предстоит произвести правоохранительным органам и оценить судам, однако все без исключения задержанные попадут в единую базу данных ГУВД. Журналисты уже окрестили ее черным списком. При следующем задержании люди из этого реестра уже будут восприниматься судом как рецидивисты. «Если человек совершил, например, административное правонарушение, похулиганил на Манежной площади, и его оштрафовал суд на 500 рублей, то в следующий раз, когда он совершит такое же правонарушение, вполне возможно, что он получит 10–15 суток ареста», – заявил, в частности, руководитель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

А руководитель портала SuperJob.ru Алексей Захаров предупреждает о возможных проблемах с работой у попавших в черные списки. «Министерство внутренних дел хранит информацию о приводах человека в милицию и о задержаниях, и внутри МВД такая информация доступна. Никто из работодателей официальным образом подобный запрос в МВД послать не может, и МВД на такие вопросы, безусловно, отвечать не будет. Но если человек устраивается на государственную службу, то в процессе проверки внутри государственной службы такая информация появиться может, это нормально».

Крупные частные корпорации неблагонадежного работника тоже, скорее всего, не возьмут. И хотя официально получить информацию о криминальном прошлом они не могут, у таких компаний есть свои пути: «Во всех крупных компаниях, в банках есть своя служба безопасности, которая, как правило, состоит из бывших работников силовых структур, будь то милиция или Федеральная служба безопасности. У этих людей в силу личных контактов есть доступ к конфиденциальной информации, это большой коммерческий бизнес. Он полностью незаконный, но он существует. И если вы попытаетесь устроиться на работу в серьезную структуру, в которой у вас будет серьезный уровень ответственности, то вас будут серьезно проверять, и любые проступки молодости будут работать против вас».

Правозащитники подтверждают наличие у компетентных органов подобных списков, однако сомневаются в их законности. «Списки экстремистов есть и у милиции, и у ФСБ, в них часто попадают не только общественно-опасные деятели, но и правозащитники, журналисты, их снимают с поездов, «дергают» на беседы. Поскольку нет никаких критериев включения людей в эти списки, нормативно-правовых актов, регулирующих существование таких реестров, то можно говорить, что все эти черные списки незаконны», – прокомментировал газете ВЗГЛЯД сложившуюся ситуацию председатель Общественной наблюдательной комиссии Валерий Борщев, недавно вновь утвержденный в своей должности Советом Общественной палаты РФ.

«Вообще закон о борьбе с экстремизмом и так называемые антиэкстремистские статьи Уголовного кодекса у нас очень плохие, расплывчатые и неконкретные, это создает поле для спекуляций», – добавил эксперт.

С правозащитником согласен адвокат Московской областной коллегии адвокатов Александр Васильев. «Силовые ведомства могут вести свои внутренние базы для оперативной деятельности, однако такие списки не могут быть основанием для ограничения прав человека, в него попавшего, – отмечает адвокат, – практика же показывает обратное: людей по этим спискам снимают с поездов, задерживают без каких-либо оснований при прибытии в другой город, оказывают давление на работодателей и руководство вузов для увольнения/отчисления попавшего в черный список».

В свою очередь генерал-майор милиции в отставке, бывший начальник российского бюро Интерпола Владимир Овчинский уверен, что ничего незаконного в ведении черных списков нет. «Все законно. Это называется оперативно-розыскной учет, органы должны знать всех экстремистски настроенных болельщиков, националистов и религиозных деятелей, что называется, в лицо. Такие базы нужны для упреждения совершения преступлений и профилактической работы, для установления горизонтальных связей, получения оперативной информации о готовящихся преступлениях», – рассказал Овчинский в интервью газете ВЗГЛЯД.

«Наличие человека в «базе экстремистов» не является основанием для его привлечения к какой-либо ответственности, к ответственности привлекается только человек, совершивший какое-либо противоправное деяние, но при совершении какого-либо преступления экстремисткой направленности людей из базы будут проверять на возможную причастность или информированность о таком преступлении», – пояснил генерал-майор. При этом он отметил, что «обращаться к работодателям или руководству университетов по поводу того, что их подчиненный или студент находится в «списке экстремистов» и на основании этого его должны выгнать, незаконно. «Правоохранительные органы не имеют права этого делать», – подчеркнул эксперт.

Источник