Желание уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина иметь в каждом регионе страны отдельного омбудсмена открывает новые перспективы для силовиков и чиновников. Именно они в последнее время все чаще становятся гарантами соблюдения прав человека на местах. Очередной «силовой» правозащитник появился в Рязанской области — местная Дума утвердила в должности омбудсмена генерала Федеральной службы исполнения наказаний Александра Гришко.

Кандидатуру генерала ФСИН и бывшего руководителя академии пенитенциарной службы в областное законодательное собрание внес рязанский губернатор Олег Ковалев. И местные депутаты против его воли выступать не стали.

После своего назначения Гришко был представлен рязанской общественности как человек опытный и знающий, что такое защита прав человека. «Это очень достойный человек, проработавший в сферах, очень близких к ведению уполномоченного по правам человека», — перечислял качества нового омбудсмена председатель комитета рязанской Думы по вопросам госустройства, местного самоуправления и связям с общественными объединениями Михаил Кривцов.

В доказательство того, что выбор депутатов не случаен, Кривцов напомнил о деятельности Александра Гришко на посту руководителя расположенной в Рязани академии ФСИН. Управляя этим заведением, Гришко организовывал семинары, в том числе и международные, по соблюдению прав человека в пенитенциарной системе и даже открыл при академии общественную приемную, напомнил депутат. При этом Кривцов отметил, что кандидатура Гришко «очень широко обсуждалась губернатором с общественностью».

Рязанские правозащитники так не считают. «С правозащитными организациями никто не советовался. Кандидатура Гришко утверждалась и обсуждалась келейно», — заявил «МН» председатель Рязанского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал» Андрей Блинушов. Он утверждает, что власти попытались создать видимость общественной поддержки Гришко, обсудив его кандидатуру на президиуме регионального совета «Общероссийского народного фронта». «Разумеется, на этом мероприятии противников Гришко было минимальное количество, если они вообще были», — полагает Блинушов.

Представитель рязанского «Мемориала» удивлен выбором кандидатуры на должность уполномоченного по правам человека. «Правозащитники и не карманные общественники выступали за то, чтобы омбудсменом стал человек, который реально защищал права людей. Он мог быть адвокатом, общественником, но уж никак не силовиком. Гришко же фигура совершенно неожиданная», — говорит Андрей Блинушов.

Выдвигавшаяся на должность омбудсмена правозащитным сообществом руководитель рязанской школы прав человека София Иванова восприняла выбор Гришко еще более категорично: «Отношение к назначению Глушко? Это абсурд!». Как и Блинушов, Иванова ничего не знает о достижениях Гришко на общественном и правозащитном поприще. «Мне вообще непонятно, как можно делать омбудсменом того, кто был не последним человеком в российской пенитенциарной системе, которая считается одной из самых проблемных с точки зрения соблюдения прав человека», — удивляется София Иванова. Утверждение кандидатуры Гришко она расценивает как специфический «ответ» правозащитникам, которые настаивали на появлении в Рязанской области института уполномоченного. «Мы больше десяти лет добивались появления омбудсмена. Но чиновники, видимо, не захотели, чтобы им указывали на их недостатки», — отметила Иванова.

Впрочем, сегодня назначение на должность уполномоченного по правам человека выходца из силовых структур либо чиновника не является таким уж редким событием. К примеру, первым омбудсменом по Забайкальскому краю в 2010 году стал начальник управления госслужбы и кадровой политики краевой администрации Николай Каргин. Уполномоченным по правам ребенка в Иркутской области в 2011 году был утвержден глава областного министерства социального развития, опеки и попечительства Семен Круть. Бывший омбудсмен по Татарии — Рашит Вагизов — до своего назначения работал в прокуратуре и госорганах.

Практика назначения «близких» людей на должность уполномоченных обессмысливает этот институт контроля за соблюдением прав человека, уверен руководитель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков. «Когда нет реального разделения властей, теряется необходимость в объективной оценке происходящего. Чиновники или силовики в должности омбудсмена изначально не захотят лезть поперек начальства. А если и захотят — сразу получат по рукам», — заявил «МН» Чиков. По его мнению, для губернаторов уполномоченные «несут роль модного девайса, омбудсмен входит в малый джентльменский набор региональных лидеров».