Известный екатеринбургский правозащитник Алексей Соколов, осужденный в мае 2010 г. на 5 лет лишения свободы строгого режима, в настоящее время находится в СИЗО-1 г. Екатеринбурга.

18 июня 2010 года А. Соколов обратился за правовой поддержкой к руководителю правозащитного центра и члену областной общественной наблюдательной комиссии (ОНК) — для организации контрольной проверки за соблюдением прав человека подследственных и обвиняемых граждан , содержащихся в указанном СИЗО-1.

В своем заявлении правозащитник, находясь в тюремных условиях, просил членов ОНК посетить следственный изолятор, в котором содержится более 3,5 тыс человек.

В настоящее время в составе ОНК насчитывается 6 формально действующих членов комиссии (2 других члена ОНК, в том числе и А. Соколов, как преследуемые в уголовном судопроизводстве, не имеют юридического права действовать от имени комиссии). К сожалению, из 6-ти остальных членов ОНК сейчас только 1 человек был готов исполнять обязанности по проведению контроля, в СИЗО-1. Но один член ОНК, согласно требований закона, не имеет права посещать места лишения свободы в России. Таким образом, засвидетельствованные нарушения прав человека лично А.Соколовым, лишенным свободы и пострадавшим от попрания законных прав человека и гражданина, не могут быть проверены в СИЗО-1, в оперативном порядке. Нарушения будут пресекаться бюрократическими методами представителями органов власти, в том числе с участием прокурора по надзору за соблюдением законов, областным Уполномоченным по правам человека. Также медленно будут действовать и представители общественных организаций, как не имеющие тех полномочий, предоставленных ОНК законом, для проведения контроля по обеспечению прав человека в тюрьмах и изоляторах.

Приходится вновь констатировать, что неудовлетворительная активность существующей ОНК Свердловской области ранее отмечалась и на российском уровне.

Более того, в заявлении о необходимости контроля в СИЗО-1 силами членов ОНК, А. Соколов просил не привлекать ее председателя Степанову Е.А., «в связи с официально установленными фактами ее некомпетентности при ранее проведенной проверке ОНК, с ее участием по моему обращению». В качестве доказательства такой «некомпетентности» приводятся факты нарушений прав заключенных в СИЗО-1, какие тогда не были зафиксированы, но позднее надзорной прокуратурой были подтверждены и на основании уже служебной проверки и представления Свердловского прокурора по надзору — были наказаны должностные лица, причастные к нарушениям законности.

Член ОНК Свердловской области
В.А. Шаклеин