28 декабря 2011 г., наконец, состоялось заседание ОНК Калужской области. «Наконец» написала потому, что:

1. председатель ОНК не выполняла свои функции много-много месяцев; из-за чего даже пришлось жаловаться на председателя в Общественную палату РФ;

2. председатель почему-то решила, что именно она и есть ОНК: и в промежутках между апрелем 2011 г. (время назначения нового состава ОНК-2) и декабрём 2011 г. самовольно — без какого бы то ни было оповещения членов ОНК, без их согласия — назначала и переназначала членов ОНК по колониям и следственным изоляторам для работы в комиссиях по социальным лифтам и УДО: из-за чего лично мне пришлось обращаться в прокуратура Калужской области за защитой своих прав правозащитника (от другого правозащитника :(

К сожалению. я не смога принять участие в заседании ОНК, т.к. была оповещена о нём была только за 48 часов до начала, и не успела отложить свои важные текущие дела.

Естественно, председатель не собирается меня оповещать о проделанной работе.

Поэтому сообщаю: какие лично у меня, как у члена ОНК Калужской области остались не доделанные в 2011 г. дела:

1. подследственный Ч. — из Республики Мордовия, который работал в командировке на калужском заводе «Ремпутьмаш», и у которого в Калуге нет ни родных, ни знакомых, попросил ему помочь получить причитающиеся ему деньги за 2 недели работы и разыскать его вещи, оставленные в общежитии. Переговоры с мастером, у которого в бригаде работал Ч., проведены: 31 декабря 2011 г. деньги на счёт Ч. положены, а вещи заключенного в нас.время разыскиваются; помощь в получении гигиенических средств по уходу за кожей и телом оказал и.о.начальника УФСИН России по Калужской области — С.В.Патронов.

2. две женщины, содержащиеся в камере № 132 калужского СИЗО, подавшие кассационные жалобы по приговорам на 5,5 лет и 13 лет соответственно, обратились в ОНК Калужской области с просьбой помочь — в порядке п.п.2 п.1 ст.22 № 76-ФЗ «Об общественном контроле…»: поучаствовать в обустройстве лиц, находящихся на иждивении … подозреваемых и (или) обвиняемых, осужденных к лишению свободы, в случаях, если указанных лиц необходимо поместить в медицинские учреждения или учреждения социального обслуживания либо они нуждаются в постороннем уходе». Одна из обратившихся — гражданка Республики Узбекистан, плохо знающая русский язык, дознание в отношении которой, а затем и следственные действия (следователь Гольцова) проводились без переводчика в нарушение как международных, так и национальных прав человека. Письмо женщин-заключенных мной принято, составлены обращения в органы власти, буду и в дальнейшем отслеживать их судьбу и, по-возможности, помогать.

3. это случай «всех злей» на сегодняшний день: Ф. — заключенный, который страдает сердечной недостаточностью в юности. После помещения его под стражу у Ф. началось обострение всех хронических заболеваний. Мать Ф. — по суду — признана его доверенным лицом. Однако, ей отказывают в обследовании сына в областной клинике. Мать опасается, что сын может не дожить, даже, до суда. По жалобе матери я имела встречу с и.о.начальника УФСИН России по Калужской области. При мне по телефону и.о.начальника Управления «давал разгон» и.о.начальника ФКУ ИЗ 40\1 (сам начальник СИЗО-1 — в отпуске в наст.время). После чего, буквально на следующий день Ф. на свидании сообщил матери, что с ведома и.о.начальника СИЗО-1 к нему в камеру был подселён ещё один заключенных, а ночью Ф. увидел этого новенького с полотенцем в руках, склонившегося над кроватью Ф. в угрожающей позе. Понятно, что Ф. не спал всю ночь, опасался за свою жизнь и здоровье. Но самое главное: не известно, сколько эта пытка будет продолжаться …

4. в настоящее время в колонии-посещении № 6 (ФКУ КП № 6) в г.Калуге вместе с мамами отбывают наказание 2 малышей: 1,5 лет и нескольких месяцев от роду.
Отряд, где содержатся женщины в КП-6, находится на 2-м этаже корпуса барачного типа, куда ведёт исключительно крутая металлическая лестница, обледеневающая зимой. Поэтому гулять, посещать врача или столовую для мамочек в детьми (маломобильные) — большая проблема. Несколько раз члены ОНК делали замечание по этому поводу начальнику колонии, но «воз и ныне там…» :(