Открытое письмо начальника ГУФСИН России по Челябинской области генерал-майора внутренней службы Владимира Турбанова к средствам массовой информации

В настоящее время некоторые средства массовой информации и правозащитные организации распространяют ложные утверждения о событиях в исправительной колонии № 6 ГУФСИН России по Челябинской области: о якобы имеющих место 12 трупах, избиениях спецназом осужденных и их вывозе в другие колонии. Со всей ответственностью заявляю, что в настоящее время ситуация в подразделении стабильная и полностью находится под контролем администрации. Силовые действия в отношении осужденных не применялись, спецназ не привлекался. Пострадавших среди спецконтингента нет.

В будущем предстоит большая работа по выяснению всех причин и обстоятельств произошедшего. После получения официальных результатов следствия мы готовы высказать свою точку зрения на события, изложенные в многочисленных заявлениях и претензиях. Мы открыты для общения с журналистами и приглашаем Вас в ИК-6 ГУФСИН России по Челябинской области, где предоставим Вам возможность познакомиться с условиями быта и досуга осужденных

Безусловно, то, что случилось, нас никак не оправдывает. Я не снимаю ответственности с ГУФСИН области и с себя лично. Будем разбираться. Мы заинтересованы, чтобы существующее напряжение ушло.

Не сомневайтесь, что после тщательной работы следствия, прокуратуры и представителей общественности, если будет доказана вина администрации и должностных лиц исправительного учреждения, сотрудники понесут заслуженное наказание по закону. Но и не надо забывать, что проверка будет проходить и в отношении осужденных, которые нарушили режим содержания и подбивали других заключенных на провокационные действия. С этой целью мы открыты к диалогу с членами общественной наблюдательной комиссии. Никакого целенаправленного воспрепятствования их работе нет, и не будет. Мы готовы выслушать их мнение, разрешить сложившиеся конфликтные ситуации мирным путем. Никто не собирается ничего скрывать. Все должно быть справедливо, мы наведем порядок.

Хотелось бы выразить особую благодарность тем средствам массовой информации, общественным организациям, которые объективно разобрались в сложившейся ситуации и оказывают посильную помощь в стабилизации обстановки.

Осознаю ответственность за результаты своей работы, и мне не стыдно смотреть каждому из Вас в глаза. Стыдно за тех, кто искажает правду, уклоняется от исполнения своих обязанностей, подрывая доверие к власти.

Очевидно, что вся негативная информации о деятельности уголовно-исполнительной системы Челябинской области направлена исключительно на дестабилизацию обстановки в исправительном учреждении и уголовно-исполнительной системе области в целом. Между тем все ведущие региональные телеканалы, информационные агентства и газеты воочию могли познакомиться с существующими коммунально-бытовыми условиями для осуждённых, необходимыми для приведения режима отбывания наказания в соответствие с действующим законодательством.

В защиту нашего ведомства хочу сказать, что во все времена первое, что создавалось в государстве, это церковь и острог. Наша работа важна и нужна обществу. Мы часть одного общества, давайте будем корректными по отношению друг к другу.

С уважением,

Начальник ГУФСИН России по Челябинской области

генерал-майор внутренней службы В.Н. Турбанов

 

* * * * * * *

 

Открытый ответ начальнику ГУФСИН России по Челябинской области Владимиру Николаевичу Турбанову на его обращение к СМИ 7 декабря 2012г., размещенное на сайте ГУФСИН

Господин генерал-майор!

 

Позволю себе высказать своё мнение по поводу вашего обращения.

Оно, безусловно, нужное: вам правильно подсказали, что пора уже хоть что-то сказать общественности, а не только повторять набившую оскомину мантру про «действия криминалитета» и требования «послабления режима». Правда, совсем уйти от этого ваша профессиональная ментальность вам так и не позволила – в конце вы всё же не удержались и гимн ГУФСИН про «дестабилизацию обстановки в исправительном учреждении» таки затянули.

Оговорок по Фрейду в вашем обращении достаточно много: скажем, вы «открыты к диалогу с членами общественной наблюдательной комиссии» только в том случае, «если будет доказана вина администрации» или же по поводу проверки «в отношении осуждённых, которые нарушили режим содержания и подбивали других заключённых на провокационные действия». Или вот ещё одна: «Пострадавших среди спецконтингента нет». У меня даже Word красным подчеркнул слово «спецконтингент», т.к., видимо, понимает, что надо писать иначе – «пострадавших среди людей нет».

Вы пишете, что «в будущем предстоит большая работа по выявлению всех причин и обстоятельств произошедшего», чем просто выдаёте себя с головой: а вы что, сегодня не знаете причин — ??? Тогда не пойму, почему это вдруг вы занимаете пост начальника ГУФСИН, да ещё и являетесь генералом в придачу — ? Или вы на том уровне, что «никаких репрессий в 37-ом году не было – всё демократы врут»? Хорошо, переведу вам на более понятный вам язык, в лоб спрошу: вы хотите сказать, что никаких поборов, вымогательств денег с заключённых и их родственников не было, пыток и избиений не было, рабского труда (зарплата в 20-30 рублей в месяц) заключённых не было, — всё правозащитники (и сотни заключённых, сотни родственников, члены Совета по правам человека при президенте РФ…) врут? И что не это явилось причиной прошедшей в ИК-6 мирной акции гражданского неповиновения?

Вы нас за кого держите, господин генерал? Уровень ваших подчинённых, Владимир Николаевич, я хорошо знаю. Смею вас уверить, с нами не стоит общаться на их уровне – очень глупо выглядит со стороны.

Имиджевая сторона вашего обращения понятна. Хорошо, что оно появилось, пусть и запоздалое. И даже при том, что оно явно демонстрирует вашу неготовность к диалогу (системную неготовность, а не сиюминутную), мы, ваши оппоненты, к нему готовы. Несмотря на всё.

Но рекомендую вам всё же предпринять кое-что реальное, чтобы хоть как-то убедить и нас, и общество (и замерших в ожидании заключённых и их родственников), что вы лично и ваше Управление всё же что-то поняли и приняли, что вам надо принципиально меняться.

Это «кое-что» вот что:

  1. Вы немедленно должны отстранить от работы самых одиозных должностных лиц ИК-6: Механова Д.С., Зяхора Е.П., Щёголя Г.К., Ахматнурова С.Н. Отстранить, а не прятаться за фразочки типа: следствие ещё не закончено, вина ещё не установлена судом и т.п.
  2. Издайте приказ, запрещающий беспрестанно врать вашим подчинённым всем: заключённым, их родственникам, членам ОНК, СМИ… — список открыт. И не заставляйте меня сейчас приводить примеры вранья ваших подчинённых, а то я их приведу.
  3. Дайте указание немедленно прекратить поборы во всех подведомственных вам учреждениях, прекратить пытки и издевательства над заключёнными и их родственниками. Немедленно, Владимир Николаевич.
  4. Дайте указание немедленно и навсегда прекратить помещение в ШИЗО заключённых на бессрочный период. Или будете привычно упираться, что «действуем по закону»?
  5. Дайте команду начать перерасчёт заработной платы всем работающим заключённым во всех учреждениях и верните заключённым отнятые у них тысячи заработанных рублей. Сами обратитесь в Следственный комитет с просьбой о возбуждении уголовных дел против тех, кто платил людям эти издевательские 15 рублей за полный рабочий месяц. Или опять начнёте говорить про закон, минимальный размер оплаты труда и прочее?
  6. Откройте во всех зонах всем заключённым свободный доступ к таксофону, чтобы они могли успокоить своих родственников по всей России (и не только), что с ними всё хорошо.
  7. Упраздните СДиПы. И не говорите, что их у вас нет – это враньё уже и не смешит. Совершенно не важно, как называются ваши нынешние «активисты», они – сдиповцы (а вы – тюремщики, хоть заобижайтесь). Рекомендую вам собрать всех СДиПовцев в одну колонию – для их же безопасности. Ведь есть же колонии для «бывших сотрудников». СдиПовцы – та же категория.

Это, как я уже сказал, лишь кое-что. Ещё масса вопросов и предложений. Мы-то готовы их обсуждать. Но исключительно в конструктивном ключе, а не на уровне вашей сказочки про «послабление режима».

И ещё. Было бы правильным вам распорядиться, чтобы члены ОНК проходили в учреждения со средствами мобильной связи: чтобы иметь возможность немедленно связаться как с вами, так и с другими должностными лицами в случаях, когда необходимо заставить ваших подчинённых выполнять закон об общественном контроле. А то ведь нас лишили средств связи и посадили под арест в ИК-6, как вы помните, 27 ноября. А 3 декабря так просто не пустили в колонию – пришлось звонить генерал-лейтенанту Петрухину Э.В. в Москву, обращаться к СМИ. Вам это надо?

И последнее. Вот вы, господин генерал, в защиту вашего ведомства, вспоминаете историю: мол, «во все времена первое, что создавалось в государстве, это церковь и острог». Молодец ваш кандидат исторических наук, заведующий пресс-службой, — нашёл красивый пример (или это вы сами?). Я научных званий не имею, но тоже кое- что помню из отдалённых времён и нынешней истории, правда, не родной страны.

Так вот, помнится мне, что руководители, в чьих ведомствах вскрывались позорные дела, сразу подавали в отставку, не дожидаясь «тщательной работы следствия и прокуратуры». А некоторые, которым стыд был просто невмоготу, вспоминали о служебном оружии. Не призываю вас ни к чему, упаси господь, — так, вспоминаю историю, как ваш пресс-секретарь.

Вот на этой бодрой исторической ноте и закончу, господин генерал.

С неуважением к вам,

Николай Щур,
член ОНК

7 декабря 2012г.