Общественный контроль в России под угрозой. Мы уже были свидетелями того, как уничтожен закон об альтернативной гражданской службе. Ее нет в России. Тихо-мирно умерла идея. С законом об общественном контроле, как ни старались, ничего не вышло. Закон, хоть и изрядно обглоданный, был принят под давлением правозащитников.

Десять лет пробивали глухую стену Борщев «со товарищи», а когда пробили, то теперь в пролом ринулись те, кто его отнюдь не жаждал. Продолжается та же операция, что была проведена с составами общественных советов при ФСИН — выведены все правозащитники и вот вам результат — в Копейске убили четверых в колонии, а члены общественного совета приезжают и говорят, еще неизвестно, отчего они умерли…

В первом призыве «друзья» общественного контроля как-то не сорганизовались. Зато теперь хорошо подготовились, сгруппировались, сопритюкнулись и пошли, пошли, пошли…

10 ноября с 16 часов в Общественной палате РФ заседала комиссия по формированию нового состава ОНК второго призыва. Председатель — Сергей Катырин. Кроме членов комиссии, были представители Генпрокуратуры и МВД, а также эксперты рабочей группы — представители Ассоциации независимых наблюдателей России Валерий Борщев, Валентин Гефтер, Андрей Бабушкин, я, то есть Любовь Волкова. Кроме того, специально на это дело съехались председатели ОНК Владимирской, Ленинградской, Тульской, Воронежской областей.

Катырин сообщил статистику: итого в 50 ОНК подано 676 заявлений, из них 500 не вызывают вопросов, 32 дошлют недостающие документы, 144 не соответствуют ФЗ-76.

Сами мы не местные. И не партийные.

Юрист ОПы доложила, по каким причинам отклонены 144 кандидатуры. В основном, это ненадлежащие общественные организации. По местным развернулась вяло текущая дискуссия. Гефтер поднял вопрос о местных: «В Госдуме прорабатывается вопрос о включении таковых в закон. Можно ли сейчас их включить». Борщев заявил, что в Краснодарском крае Елена и Александр Кузнецовы представляют городскую общественную организацию, причем, Елена была в составе ОНК первого призыва и очень хорошо работала. Поднял вопрос о том, что в Мордовии от регионального отделения партии «Яблоко» не проходят лучшие правозащитники , в частности, Сергей Марьин. Катырин общался в Госдуме с депутатом Поповым, тот сказал однозначно — нельзя от партий. Борщев передал, что партия «Яблоко» собирается судиться с ОПой. Здесь вроде бы есть перспектива. Но пока всем отказано.

Очевидно, предстоит еще разбираться с «недостойными». Вот Сережа Шимоволос написал нам в Ассоциацию: «У нас по Нижегородской области тоже какие-то «непонятки» по трем кандидатом от Ассоциации НПО по общественному контролю…

1. По: 22 117-онк Тутубалин Александр Викторович — Нижегородское региональное отделение Межрегиональной молодежной общественной благотворительной организации «Молодежная правозащитная группа (МПГ)» — Не соотв. ст.10 п.4, ч.5 ФЗ-76 от 10.06.08
Нас уверяют, что нет заверенной анкеты. Это не так. Я лично проверял и сдавал комплект документов на него и меня осталось заверенное в канцелярии письмо от МПГ с перечнем комплекта. Т.е. «потеряли».

2. По 27 21.10.10 120-онк Присмотров Антон Владимирович Нижегородское областное общественное учреждение Экологический Центр Дронт — Не соотв. ст.10 п.2 ФЗ-76 от 10.06.08
28 21.10.10 120-онк Лебедева Галина Федоровна Нижегородское областное общественное учреждение Экологический Центр Дронт- Не соотв. ст.10 п.2 ФЗ-76 от 10.06.08 Совершенно необоснованное утверждение. «Дронт» имеет и «срок», и уставные цели и задачи в защите прав, и практику правозащиты. О чем подробно написал на имя Катырина. Нам очень нужны эти люди как реальные участники общественного контроля. А Галина Лебедева (член КС КСМ РФ) — вообще одна из лучших экспертов в России в общественном контроле армейских частей».

Нам нужны, а им — ? По каждому случаю нужно разбираться. Боюсь, что только в судах.

Вот мчится тройка почтовая

Борщев задал вопрос, поступили ли документы кандидатов от республики Коми По ситуации с формированием нового состава ОНК Республики Коми. Тут следует привести полностью письмо Эрнеста Мезака: «От правозащитной коалиции Республики Коми, ядром которой является Коми правозащитная комиссия «Мемориал», были оформлены четыре пакета документов на восемь кандидатов в члены ОНК Коми нового созыва:

  • От КПК «Мемориал» были выдвинуты Николай Дидюк и Эрнест Мезак (оба являются действующими членами ОНК Республики Коми).
  • От МОД «Изьватас» были выдвинуты Игорь Сажин (действующий член ОНК Республики Коми от «Изьватас» и Тамара Макарова.
  • От Ухто-Печорского «Мемориала» были выдвинуты новички Владимир Зубков и Иван Иванов.
  • От «Женской палаты Республики Коми» были выдвинуты новички Ирина Виноградова и Алевтина Патрушева.

Так как моя собачья натура загодя чувствовала подвох, 27 октября 2010 года все эти пакеты я одной бандеролью отправил в Москву, воспользовавшись услугами самой дорогой и самой ответственной курьерской компанией — DHL (скан транспортной накладной с подробным описанием груза прикладываю). Согласно данным DHL (см. приложенный файл pdf), курьер доставил нашу бандероль в Общественную палату РФ 28 октября 2010 года в 12.43. Получил документы некто Legkov».

Борщев задал вопрос, получили ли документы. Секретарь комиссии Жиленков сказал, что документы не поступили до сих пор. Тут члены комиссии стали дружно выяснять, кто такой-сякой Легков. И вроде бы такого здесь никто не знает. Катырин сказал: «Рассмотрим», и вопрос повис пока.

Насчет даты поступления документов. Есть ОНК, которые выслали документы загодя, а на сайте появились как сданные 01.11.2010, то есть после официально объявленного дэдлайна. Был повод поволноваться. Как разрешилась эта ситуация? Одной из первых рассматривалась ОНК Москвы. Поскольку в списке на сайте Общественной палаты значатся силовики — один от ветеранов оперативных служб «ЧЕСТЬ» и двое от ветеранов органов внутренних дел г.Москвы — как сдавшие документы 1 ноября, то больше вопросов по датам не возникало (пока). Даже когда я задала вопрос по Веронике Катковой, документы которой отправлены вовремя, а по почте пришли только 3 ноября, Катырин отмахнулся — она же есть в списке!

По датам проблем нет, надо полагать.

Короче говоря, состав тех ОНК, где нет перебора, комиссия не рассматривала. Занялись ОНК, по которым был перебор кандидатов. Их 6: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Краснодарский край.

По Санкт-Петербургу почему-то отчитывался председатель сопредельного региона — Ленинградской области. Он стал говорить, что они-де в Питере плохо работали. И что экологическая организация-де не соответствует.

По Москве почему-то высказался председатель Воронежской ОНК — дескать, мы плохо работали (наверное, о нашем расследовании дела Магнитского и других громких расследованиях комиссии Москвы не слышал, бедолага).

Не в этом ли и был смысл их приезда в Москву — позадирать ножку кой на кого? Но ножки коротковаты: и в Москве, и в Питере сильнейшие правозащитники. Тут нахрапом трудно взять. За нас и за Питер Андрей Бабушкин яростно вступился, и против приведенных им фактов не попрешь.

Но можно втихарьца.

Такие дела следует делать без лишних свидетелей. Дело в том, что среди документов комиссии есть потаенная папка, заветная такая папочка, в которой содержатся материалы проверок личных дел. (В прошлый раз, помнится, там лежали подметные письма из Нижнего Новгорода, Волгограда).

В этот раз, сказал Катырин, все по чести: тут те, кто-то имеет административные нарушения, судимости, да об этом подзабыл, не указал.

Поскольку нас, представителей Ассоциации независимых наблюдателей России,  выставили за дверь, больше не могу сказать, кого еще вычистили и из каких ОНК. Знаю только о нас — из ОНК Москвы вывели правозащитников Ивана Ниненко и Михаила Кригера (хотя у них есть рекомендации Общественного совета Москвы). Вроде бы у них  административные нарушения.

И еще достоянием гласности стал случай в ОНК Нижегородской области с Сергеем Шимоволосом. Не удалось его отстоять: в его досье штраф 1000 рублей за пронос на территорию колонии мобильника. Сергей дважды опротестовывал решение, но неудачно. На заседании рабочей группы Борщев пытался сослаться на председателя Нижегородской ОНК Листкова, который как-то на семинаре защищал Шимоволоса. Но тут же члены комиссии сообщили, что о в папке лежит письмо того самого Листкова, который теперь написал противоположное.

Каковы дальнейшие действия? В десятидневный срок, то есть не позднее 20 ноября Совет Общественной палаты должен утвердить списки, предложенные комиссией. Еще через 10 дней должны быть изготовлены новые мандаты. Словом, до конца ноября в 50 ОНК должны быть направлены мандаты.

Любовь ВОЛКОВА,
член Координационного совета
Ассоциации независимых наблюдателей России