НЕТ «ЖЕЛЕЗНОМУ ЗАНАВЕСУ» НАД ТЮРЬМАМИ!

ЗАЯВЛЕНИЕ

Ассоциации независимых общественных наблюдателей мест принудительного содержания (АНН) по поводу принятых Общественной палатой России изменений в Кодекс этики членов ОНК.

Принято на Конференции Ассоциации 24 апреля 2021 года

Общественная палата РФ утвердила новую редакцию Кодекса этики членов ОНК по общественному контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Инновации стали особенно необходимы сейчас, когда вопросы этического характера поднимаются все чаще, — возвестили моралисты из комиссии по безопасности Общественной палаты России. По их заявлениям, Кодекс наилучшим образом отражает текущие реалии.

А реалии таковы.  ОНК — это брешь в глухой стене, выстраиваемой в тюремной службе и полиции России в последнее время для сокрытия коррупции, пыток, насилия.  Ведь именно институт общественного контроля был призван сделать прозрачными госструктуры, десятилетиями закрытыми от общества, такие как пенитенциарная, правоохранительная системы, гауптвахты и дисциплинарные батальоны, психиатрические учреждения, детские дома, дома престарелых, интернаты для инвалидов. Из перечисленных объектов общественный контроль стал возможен только в пенитенциарных учреждениях,  полиции и некоторых психбольницах. Добиться контроля в детских домах, домах инвалидов и престарелых правозащитному сообществу оказалось не под силу.

Отрадно, что в 2008 году был принят Федеральный Закон №76 «Об общественном контроле  за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Десять лет принятый закон «висел» в Госдуме, и только в 2008 году был принят. Около тысячи общественных наблюдателей во всех регионах страны получили возможность беспрепятственно входить в любое время дня и ночи в места принудительного содержания и вести контроль за обеспечением прав заключенных.

Независимое расследование гибели Сергея Магнитского в следственном изоляторе «Матросская тишина» группой членов ОНК Москвы в 2009 году показало, насколько действенным может быть этот  институт демократии. Это привело к значительным изменениям к лучшему в учреждениях пенитенциарной системы. Но расследование одновременно повлекло и санкции США лично для влиятельных силовиков. В санкционном списке оказались заместители Генерального прокурора, высокопоставленные лица Следственного комитета, ФСИН и МВД России. Более того, в ходе  скандала выяснились истинные причины пыточных условий, созданных Магнитскому и приведших к его гибели, — это коррупция в высших эшелонах власти, банальное воровство крупных сумм из бюджета.

К тому времени антидемократическими силами уже были предприняты меры против свободных СМИ, свободы собраний, шествий, митингов.  Депутаты Государственной Думы почти единогласно штамповали все новые и новые ограничения для гражданского общества. Параллельно разрушались такие  институты как свободные выборы, судебная система. Оставался чуть ли не единственный один просвет в глухой стене – общественные наблюдательные комиссии по обеспечению прав человека в  местах принудительного содержания — ОНК.

С первых же независимых расследований усилилось противодействие общественному контролю и самому Федеральному закону 76 со стороны  силовых структур и аффилированных с ними антидемократических сил.

Уже со второго набора в ОНК в 2010 году началось открытое противоборство с независимыми членами ОНК сначала в ОНК Москвы, далее –везде.

Именно в эти годы и начали вносить в закон все новые и новые изменения, ограничивающие деятельность независимых наблюдателей.

В дальнейшем основным инструментом ликвидации независимого общественного контроля в стране стала Общественная палата России, созданная при ней комиссия по безопасности и взаимодействию с ОНК  В состав рабочей группы комиссии правозащитным экспертам было отказано в работе по формированию новых составов ОНК в регионах.

При формировании ОНК третьего призыва в 2013 году  работа с представленными  документами кандидатов в члены ОНК велась под руководством бывшего  начальника  Управления ФСИН России. Тогда были исключены 181 правозащитный неугодный кандидат.

В общественные наблюдатели регионов ринулись бывшие сотрудники  тюрем и полиции, прокуратуры, представители общественных организаций ветеранов силовых структур, «боевых братств»  Есть примеры, когда их опыт приносил несомненную пользу в работе ОНК, но такие случаи были единичны. Основной же деятельностью бывших силовиков стало формальное членство в ОНК, а посещение мест принудительного содержания во многих случаях использовалось для прикрытие фактов пыток и насилия, произвола, вымогательства и противодействие членам ОНК, как это было при расследовании группой членов ОНК Челябинской области Николая Щура причин бунта в ИК-6 Копейска. Представители силовиков в этой ОНК старались препятствовать огласке главной причины бунта – вымогательство крупных сумм у заключенных и их родственников. Впоследствии начальник учреждения был осужден за вымогательство, превышение полномочий и незаконное производство оружия.

Благодаря этому и другим расследованиям независимых членов ОНК стало явным то, что лежало под спудом: главная беда российских тюрем – тотальная коррупция; Именно она вызывает пытки заключённых, она – причина плохого (не сказать больше) медицинского обслуживания заключённых, причина невозможности выхода из колоний информации от заключённых на нарушение их прав, на недостойные условия содержания. Именно коррупция является причиной отсутствия действенного государственного контроля за тюрьмой со стороны прокуратуры, следственного комитета и судов. Именно коррупция в тюремном ведомстве – основа безбедного существования многих работников прокуратуры, следствия и судов, а подрыв этой основы губителен для любого, кто посягнет на нее.

Достаточно сказать, что в упомянутой ИК-6 г Копейска в 2012 году, с заключённых собиралось от одного до полутора миллионов долларов в месяц. При расследовании, проведенном Еленой Масюк при участии членов ОНК Любови Волковой, Лидии Дубиковой и Эдуарда Рудык в московском СИЗО-4 «Медведь», выявилось, что «доход» вымогателей составлял не менее 10 миллионов рублей в месяц. Это ли не дармовой «хлеб с маслом»!? По материалам расследования была опубликована статья Елены Масюк в «Новой газете», снят с должности начальник СИЗО, уволен ряд  оперативных сотрудников, возбуждены уголовные дела против сотрудников и заключенных, организовавших систему вымогательства и пыток.

Но – внимание! — за это расследование при  новом наборе в ОНК 2016 года ни Елену Масюк, ни Любовь Волкову, ни Лидию Дубикову, ни Эдуарда Рудык Общественная палата России не включила в состав ОНК четвертого созыва.

Возникает риторический вопрос: в чьих интересах действует Общественная палата?

При  наборе в составы ОНК 2016 года уже были почти полностью ликвидированы  правозащитники во многих комиссиях всей страны, из прежних составов независимых членов ОНК остались единицы, пришли новые, не имеющие опыта, а часто и желания работать в соответствии с законом.

Бывшие члены ОНК Москвы Масюк, Волкова и Дубикова подали в суд на Общественную палату, и по запросу  суда получили «сверх секретные», тщательно скрываемые Общественной палатой документы, показавшие технологию голосования членов Совета против правозащитников, как именно была организована «Операция Ликвидация» Но это стало возможно только через суд. Поступают предложения лишить Общественную палату монополии на формирование ОНК,  кроме нее поручить это важное дело совместно с Уполномоченным по правам человека в РФ и председателем Совета по правам человека при президенте. Но и этот вариант ненадежный

Общественная палата России стала одним из самых закрытых, самых засекреченных объектов в стране. По крайней мере в том, что касается общественного контроля по обеспечению прав человека в местах принудительного содержания и самым засекреченным стал процесс формирования комиссий   и исключения  членов ОНК.

В самом начале работы сформированной ОНК Алтайского края неожиданно для всех, в том числе и для него самого, был исключен из ОНК избранный председатель комиссии Виктор Рау. Причина  осталась неизвестной правозащитному сообществу.

Летом 2020 года Общественная палата России исключила из ОНК Нижегородской области Олимпиаду Усанову. При этом сама член ОНК не была приглашена на заседание, где принималось решение об исключении. Более того, когда она приехала в Москву чтобы встретиться с членами комиссии по безопасности Воронцовым, ее даже на порог Общественной палаты не пустили.

В апреле 2021 года в Общественную палату было направлено решение собрания ОНК Москвы об исключении Марины Литвинович. При этом было объявлено, что обсуждение пройдет без ее участия. Только в результате огласки в СМИ этого факта Литвинович  была допущена на заседание комиссии по безопасности, Но членов ОНК Москвы, голосовавших против ее исключения, не допустили не только на заседание, но и в само здание Общественной палаты.

Марина Литвинович была исключена еще на основе нарушений старого Кодекса этики члена ОНК. Почти одновременно с этим шла засекреченная для правозащитной общественности  работа по внесению в него изменений  И вот в апреле 2021 года Общественная палата России утвердила изменения в Кодекс без обсуждения с членами ОНК, с правозащитным сообществом.

Предложения о внесении изменений в Кодекс этики поступили в ОП РФ от ОНК Республики Татарстан, где в отделе полиции насиловали задержанного бутылкой из-под шампанского, и от ОНК Хабаровского края, где застрелился начальник УФСИН, подозреваемый в коррупционных преступлениях. И вот  именно этим ОНК  потребовалось подключиться к процессу ликвидации гласности в работе комиссий.

На основе предложений этих «прославленных» ОНК  Координационный совет внес изменения в Кодекс этики, и Совет ОП РФ новую редакцию поддержал.

В СМИ нововведенные изменения назвали «уничтожением ОНК».

Одной из основных поправок, внесенных в Кодекс, стало уточнение того, что члены ОНК не могут выступать от имени всей комиссии,  без разрешения председателя ОНК, лицом его замещающим или принятым на заседании ОНК решением. Это условие очень опасно: а ну как председатель будет препятствовать? Но эта норма была и раньше, просто ею все эти годы практически не  пользовались.

Второе наиболее важное и конструктивное новшество — требование к членам ОНК контролировать свое поведение и не допускать неуважительного отношения к своим коллегам, представителям органов государственной власти и администрации мест принудительного содержания, а также к лицам, находящимся в этих учреждениях. Расплывчатость данной этической нормы позволить убрать любого, кто нечаянно повернулся спиной к  представителю органа власти, не вытянулся перед ним «во фронт». Но ведь это требование тоже было раньше. Остается только негодовать, что в 2012 году Кодекс этики членов ОНК был принят с таким набором репрессивных мер, предусмотрительно  заложенных впрок. Тогда мы протестовали, высказывали обоснованные аргументы, вносили предложения, но мнение правозащитников, экспертов и рядовых членов ОНК тогда было проигнорировано в обычной манере Общественной палаты.

Время идет, руководство и состав Общественной палаты России меняется, а методы работы с гражданским обществом остаются прежними. В данном заявлении необходимо  также упомянуть роль почти повсеместно преданных Общественной палате России и силовым ведомствам региональных ОП,  от которых ОП РФ требует неких заключений по кандидатурам, выдвигаемым региональными НКО. Сквозь это «сито» независимым кандидатам пройти невозможно. И надо заявить о беззубости спецпрокуратур, надзирающих за местами принудительного содержания и об их слепоте при осуществлении надзора. В данном заявлении невозможно перечислить все нагромождения над законом об общественном контроле, ликвидирующим по сути его установку на независимость членов ОНК, которые начались с внедрением Кодекса этики 2012 года и ужесточенного антидемократическими поправками в апреле 2021 года.

Следует подчеркнуть, что есть во внесенных изменениях одно, которое представляет новую серьезную опасность. Это — запрет для члена ОНК на разглашение без согласия лиц, находящихся в местах принудительного содержания, информации, полученной по результатам проведения общественного контроля и ее использование в профессиональной деятельности. Может сложиться впечатление, что инициаторы поправок заботятся об охраняемых законом персональных данных? Но нет, отдельная норма об охране персональных данных была и остается в отдельном пункте Кодекса. Тогда о какой информации речь? Новая норма Кодекса не содержит ответа на этот вопрос, как и на то, от кого должна быть получена информация. Очевидно желание Общественной палаты России причислить к нарушениям Кодекса этики любые  опубликованные заключения по результатам посещения места принудительного содержания (с сохранением тайны персональных данных), что станет поводом для исключения из состава ОНК.

Тщательно подобранное из представителей комиссии по безопасности Общественной палаты РФ большинство лояльных членов ОНК и проголосует без проблем за исключение. Ведь в Координационный совет вошли все председатели региональных ОНК. Вертикаль, не предусмотренная законом, выстроена.

Таким образом, чудом проскочивший Федеральный закон 76 «Об общественном контроле в местах принудительного содержания» может быть побежден  одним только Кодексом этики, закон может оказаться   бесполезным для общества и весьма полезным для коррупционеров и власть имущих. При «одобрям-с» лояльных общественных наблюдательных комиссий любые преступления системы могут сойти с рук. 

Проблема усугубляется тем, что процедура как набора в ОНК, так и досрочного прекращения полномочий не урегулирована Регламентом Общественной палаты РФ, остается непрозрачной и не предусматривает механизмы защиты от нынешних проявления субъективизма и откровенного злоупотребления и произвола.

Но вернемся к вопросу: зачем Общественной палате пришлось повторять то, что уже было и раньше в Кодексе этики 2012 года, но широко  не применялось в репрессивных целях против членов ОНК?

Не потому ли, что в условиях нынешней ситуации в стране Общественная палата России  сочла необходимым напомнить независимым членам ОНК, ведущим реальный контроль за обеспечением прав заключенных, что в ее арсенале находится достаточно действенное средство укрощения – лишение мандата по этически соображениям?

Мы считаем, что действия ОП РФ по замене реального контроля МЛС его имитационной моделью  являются одним из зримых проявлений нынешнего наступления реакции, которой чужды любые формы общественного  контроля.

Время идет вперед, жизнь не стоит на месте, пригрозили в комиссии по безопасности  и взаимодействию с ОНК Общественной палаты России. Появляются новые вызовы, новые требования, новые правила. «Если завтрашний день покажет необходимость новых изменений, то их необходимо будет внести»,  — сказал председатель Координационного совета ОНК субъектов РФ, председатель Комиссии ОП РФ по безопасности бывший работник прокуратуры из Тульской области Александр Воронцов.

Мы, члены Ассоциации независимых общественных наблюдателей мест принудительного содержания, представители общественных правозащитных организаций и гражданские активисты, реально занимающиеся  правами человека, заявляем о недопустимости организации «железного занавеса» над теми местами принудительного содержания, где царят коррупция и ее производные – пытки, насилие, унижение человеческого достоинства, запрещённые 21-й статьёй Конституции России, имеющей высшую юридическую силу и прямое действие (часть 1 статьи 15), грубо попирающие требования её статей 17, 18 и статьи 2, объявляющей, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

Мы требуем остановить избирательные репрессии в отношении тех членов ОНК, кто честно выполняет свой долг по защите  прав человека за решеткой.

ПОДПИСИ:

БАБУШКИН А. В, — сопредседатель АНН, зам. председателя ОНК Москвы 3-х созывов, председатель Комитета За гражданские права, депутат муниципального совета г. Москвы, член СПЧ, член Политкомитета партии «Яблоко»

БОРЩЕВ В. В. — сопредседатель АНН,  председатель ОНК Москвы 31 и 2х созывов (2008-2016 гг.) зам. председателя 3 созыва, (2008-2016 гг.), член ОНК Московской области 4-го созыва (2016-2019) сопредседатель МХГ, член Бюро партии «Яблоко»

ГОНЧАРЕНКО А, И, — сопредседатель АНН, председатель ОНК Алтайского края 3 созывов (2008-2016),  член Бюро партии «Яблоко», Барнаул.

ПОНОМАРЕВ Л. А. — сопредседатель АНН,  Гражданский правозащитный проект

«За права человека», член МХГ

Члены Ассоциации:

АЛЬПЕРН Л. И. – член ОНК Москвы 3-х созывов (2008-2016)

БЛОХИН Ю. И. , к.ю.н., доцент. Член ОНК Ростовской области II и III созывов 2010-2016 гг.

ВАЛЬКОВ С. — правозащитник, координатор Ивановского областного общества  прав человека

ВДОВИН Ю. И. — член ОНК Санкт-Петербурга  3-х созывов (2008-2016)

ВИНОГРАДОВА И. – член ОНК Республики Коми 2 и 3  созыв (2011-2016)

ГЕЛЬМЕЛЬ Я,-  юрист АНО «Независимость и Право», г. Екатеринбург.

ГОЛУБЯТНИКОВА О. А. — член ОНК Краснодарского края 3 созыва (2013-2016), руководитель Общественной приемной «Краснодарский правозащитный центр», г. Тихорецк.

ДЕНИСОВ М. Ю. = член ОНК Ивановской области 3-х созывов (2008-2016) г. Иваново

ДИАНОВА О. — член ОНК Свердловской области 3 созыва (2013-2016) Екатеринбург

ДЗЯДКО Н. М. – член ОНК Московской области 3-х созывов (2008-2016) директор Центра содействия реформе уголовного правосудия

ДУДАРЧУК И.  – член ОНК Краснодарского края 3-го созыва (2013 – 2016)  Краснодар

ЕНИКЕЕВ  Е.  — член ОНК Москвы 4-го созыва (2016- 3019)

ЗАХАРОВА Л. В. — член ОНК Свердловской области 3-х созывов (2008-2016)

КАЧАНОВ Р, председатель МОО «Межрегиональный центр прав человека»,

г. Екатеринбург.

КАТКОВА В. В. – член ОНК Орловской области 2-х созывов (2008-2013) г. Орел

КРАЮХИН Д. А. –  соучредитель Ассоциации независимых наблюдателей тюрем и полиции, юрист, г. Орел

КУПЕРМАН М.А., председатель ОНК Сахалинской области 2-х первых созывов (2008-2013 годы),  председатель Сахалинской ОО «За права человека», г. Южно-Сахалинск.

ЛАТЫПОВА Д. — член ОНК  Челябинской  области 2-х созывов (2010-2016) г. Челябинск

ЛЕ А. К. — член ОНК Краснодарского края 3 созыва (2013-2016) г. Сочи

ЛЕВИНА Л. — председатель ОНК Хабаровского края 4-го созыва 2014-2017, Комсомольск-на-Амуре

ЛИТВИНОВИЧ М. – член ОНК Москвы 5-го созыва (2019-2021)

МАРЬИН С. Т. — член ОНК Республики Мордовия 1 и 2 созывов (2008 – 2010) Фонд «В защиту прав заключенных», РОО «Мордовский правозащитный комитет», Саранск

МЕДВЕДЕВ С. Ф. — член ОНК Кировской области  3 и 4 созывов 2013 — 2019  г. Киров

МЕЗАК Э. А. — член ОНК Республики Коми  3-х созывов (2008-2016), Сыктывкар

МУЦОЛЬГОВ М. А.- председатель ОНК Республики Ингушетия первого, второго и третьего созывов (2008-2016)  Назрань

МУЦОЛЬГОВ Р. А.- член ОНК Республики Ингушетия третьего созыва (2013-2016). Назрань

НАБИУЛЛИН Д. М. член ОНК Московской области 4 созыва

ПРИХОДКИНА В.  – член ОНК  Челябинской  области 2-го и 3 созывов созыва (2010-2016) г. Челябинск

РУДЫК Э. Я. — член ОНК Московской области 3-х созывов (2008-2016)

САЖИН И. В. — член ОНК Республики Коми  3-х созывов (2008-2016), Сыктывкар

СОКОЛОВ А. В.  член ОНК Свердловской области 1-го созыва (2008) , директор Ассоциации «Правовая основа», г. Екатеринбург.

ТКАЧЕВ О. – член ОНК Кировской области 3,4, 5 созывов (2013-2021) г. Киров

ФЕФИЛОВА Л. А. – член ОНК Удмуртская Республика (2009-2013) г. Ижевск

ЧЕРЕВАТЕНКО В. И. – член ОНК Ростовской области 1-3 созывов (2008-2016) председатель-координатор РОПО «Женщины Дона» г. Новочеркасск

ЩУР Н. А.  – член ОНК  Челябинской  области 2-х созывов (2010-2016) г. Челябинск

ЩУР Т. М.  – член ОНК  Челябинской  области 2-х созывов (2010-2016) г. Челябинск

Заявление АНН поддерживаем:

АДЖИЕВ Р. А. — федеральный судья в отставке

АЛЕКСАШКИН С. В. . — правозащитник, член Комитета За гражданские прав

БАСЕНКО Д. – правозащитник, член Комитета За гражданские права

БЕЛКИН С. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

БЕЛКОВ А. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

БЕЛЯЕВ С. В. правозащитник, член Комитета За гражданские права

ВИНОГРАДОВ С. В. — . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ГОРБАЧЕВА О. П. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ГУСЕВ И. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

КИРЬЯКОВА С. А. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

КИРЬЯКОВА И. А. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ЛУКЬЯНЕЦ М. А. – депутат Совета депутатов муниципального округа Тропарево-Никулино г. Москвы

ОДОЕВ М. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ПЬЯНЫХ С. П. — правозащитник, член Комитета За гражданские права

СОРОКА Н. С. — . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ХОДУНОВ А. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права

ЩЕРБАНЕВ А. А. . — правозащитник, член Комитета За гражданские права