Визитировали сегодня следственный изолятор системы ФСИН члены рабочей группы ОНК Калужской области Л.Мосеева-Элье (Движение «За права человека») и Л.Львова (партия «ЯБЛОКО») при деятельном участии нашего будущего соратника и волонтёра-водителя из г.Обнинска А.Чейченца.

ФБУ ИЗ 40\2 находится на границе в Брянской областью, и это самый дальний объект для наших правозащитных инспекций: на круг получилось поти 500 км. Погода сегодня у нас была — зимняя: снегу пока немного, но уже второй день сильно дует северо-восточный ветер, и то и дело переметает федеральную трассу М-3 (Киевское шоссе): видимость местами была нулевой именно из-за позёмки. К вечеру, когда мы возвращались в Калугу ещё и подморозило до — 15 град.

Я с Л.Львовой посещали этот изолатор уже второй раз за год.
Так же один раз посетила этот изолятор наша вторая пара членов ОНК (вместе с сотрудниками УФСИН и на их транспорте). «Похоже, за оставшиеся нам для работы в ОНК пол-года, у нас не будет больше сил и возможностей побывать там», — думала я по дороге в СИЗО-2. Поэтому мы постарались максимально плотно поработать:

1. ехали по жалобе ЗК, который жаловался, что его «по левому уху стукнул капитан Т., а он в ответ схватил капитана за обе руки, защищаясь; за что капитан посадил его в карцер на всю ночь без еды, питья и спальных пренадлежностей, а так же угрожал при выходе на свободу отомстить»; переговорили с капитаном (он был в отпуске, но прибыл с нами на встречу, и рассказал свою версию инцидента); потом встретились в ЗК, который сказал, что ещё раз имел разговор с капитаном, и считает инцидент исчерпанным: «Погорячились: и я, и капитан».

2. посмотрели, как ЗК чуствуют себя с наступлением зимы; к холодам администрация успела закончить ремонт отопления, хотя пока и не покрасила батареи (обещал начальник СИЗО всё доделать в самое ближайщее время). В камерах очень тепло: ЗК ходят в футболках. Более того, в каждой (даже мужской) камере есть не только холодная вода, но и горячая, а туалеты — исключительно — стульчаки (кроме камеры-накопителя: там стоит чаша-генуя).
Так же начальник «доложился», что учреждение отказалось от
использования артезианской воды (автономного водо-обеспечения), т.к. питьевая вода из скважины — очень жёсткая и нет в учреждении системы хим.водоочистки: из-за чего страдают и ЗК, и тех.системы; городские власти помогли, и теперь ЗК пьют очищенную и мягкую воду, более приятную на вкус, чем была.
Однако, в камере No. 26 мы обнаружили бачок для питьевой воды, который был абсолютно сух, и валялся на полу (спросила ЗК: «Стирали что ли в бачке?» Молчат). Это означает на мой взгляд лишь одно: свободного доступа к кипячёной питьевой воде у ЗК нет: воду можно получить только у охраны (младших инспекторов).

3. посмотрели так же камеры No.No. 46, 52 и 62, где содержатся лица без гражданства (ЛБГ) и иностранные граждане (ИГ), у которых СОВСЕМ! не было никаких документов в личных делах. Сотрудник спец.части, конечно обращается в ОУФМС по Людиновскому району, но миграционная служба реагирует слабо или никак не реагирует на документирование ЗК. Удалось достичь согласия с администрацией учреждения в этой части: сразу трое ЗК-ИГ подали сегодня ходатайства на признание из беженцами на территории России: т.о. в соответствии с Конвенцией о статусе беженцах и ФЗ «О беженцах» миграционная служба обязана их документировать свидетельствами международного образца и поставить на миграционный учёт. А ЗК теперь могут спокойно хоть жениться, хоть работать (когда будут этапированы в зону), хоть получать деньги и посылки, хоть совершать сделки (в т.ч. односторонние) и т.д. Номера вышеуказанных камер нам подсказали сотрудники учреждения, но и мы сами выявили в ходе визитирования лиц без гражданства, нуждающихся в нашей помощи.

4. Уже на выходе из СИЗО, глубоко после обеда, к нам попросились на встречу заключенные из хоз.отряда; как сказал нам начальник СИЗО-2: «Как только вы приехали — слух о вас немедленно прошёл по всему изолятору».

За помощью обратился предприниматель, осуждённый на 8,5 лет за мошенничество (естественно, он считает дело сфабрикованным). За 1,5 года нахождения в СИЗО, этот выпускник МГУ (дизайнер) с «со-товарищи» уже успел изукрасить прогулочные дворики, длиннющие продолы в блоках и почти все двери: ну, очень неожиданно смотрелся, например, дверной глазок на КПП, обрамленный тремя разноцветными ромбами разной величины: при этом в качестве белой краски была использована какая-то белая клейкая лента: и удобно, и ровненько получилось; правда, на мой взгляд, краски сильно яркие и резкие, от чего становится на душе как-то не спокойно …

5. попробовали мы изоляторский обед: сотрудникам он отпускается по цене 40 руб., а для остальных (адвокатов, следователей, милиционеров-конвоиров и т.д.) — по 50 руб. В меню: салат мясной, щи из свежей капусты, три тефтели (гарнир картофельное пюре) и компот. Хлеб выпекают свой; на сторону не продают (как в калужском СИЗО), поэтому хлеба хватает всем и он хорошего качества. В камерах видели другие продукты, видимо проблем с передачками нет. Но СИЗО находится в нескольких километрах от города, в лесу, дорога туда — отвратительная; общественный транспорт не ходит: значит, родственникам добраться трудно. Т.н. «гуманитарная помощь» выдаётся тем, кто передачи вовсе не получает.

Но, явно, имеет место бюджетное недофинансирование: стоит поменять ограждения туалетов в камерах, скамейки и столы в камерах: какие-то они там грязные, неухоженные и самодельно-кривые.

6. ЗК в Людиновском изоляторе дишится, явно, вольготнее, чем в калужском изоляторе (это отмечали и сами ЗК, говорили: «Здесь в 10 раз лучше, чем в Калуге». Это понятно: нет перелимита, кругом — лес; отношение сотрудников к ЗК более спокойное и ровное. Самих ЗК в 2 раза по количеству меньше, чем в Калуге, хотя сооружение Людиновского СИЗО по размерам в 3-4 раза больше.

Что НЕ понравилось:

1. из изолятора практически не выходят на волю жалобы ЗК; начальник СИЗО объясняет это тем, что «мы на месте сами решаем все проблемы»; члены ОНК не согласились с таким вИдением проблемы; члены ОНК привезли в СИЗО полный пакет свежих газет, которые разошлись по рукам ЗК, как горячие пирожки: было видно, что по свежей инфо ЗК скучают; не во всех камерах есть телевизоры.

2. только в СИЗО-2 есть оборудование для участия ЗК в суде
кассационной инстанции: поэтому, всех, кто подал кассационную жалобу, этапируют из г.Калуги — в г.Людиново (получается на месяц); хотя (ВНИМАНИЕ!) областной суд находится в г.Калуге на СОСЕДНЕЙ улице с СИЗО-1: «ужас нашего городка» какой-то получается: находишься в непосредственной близости от обл.суда, а для участия в нём — по видео связи — этапируешься за 500 вёрст на юг, куда родственникам к тебе почти не добраться.

Все наши замечания начальник Людиновского СИЗО «немедленно «брал на карандаш». Препятствий в осмотре не чинил. Даже наоборот: всячески способствовал тому, чтобы мы отвизитировали с максимальным эффектом.