03 ноября 2011 г. в первой половине дня в УФСИН России по Калужской области состоялся круглый стол по теме «Обеспечение прав человека в МПС: повышение уровня взаимодействия с субъектами контроля».

Присутствовали:
- 4 члена Наблюдательной комиссии\ОНК из 12 возможных (одного никак финский работодатель не отпускает с работы уже 3-й месяц для общественных нужд + другой был занят в Неделе посещений полицейских участков и организовывал проверку двух подряд ОВД в районах + про остальных членов ОНК, к сожалению, давно ничего не известно);
- региональный Уполномоченный по правам человека (лично!);
- два (2) прокурора: надзирающий за калужским СИЗО и из обл.прокуратуры (не проронивший ни слова и по-снобистски ни с кем не вступавший в контакт);
- и.о. нач.калужского УФСИН;
- ВСЕ (!) девять нач-ов учреждений + столько же сотрудников тюремного управления.

В общем, зал был полон.

Работали два часа активно практически все: «первый блин» не стал комом (сказал в итоге рег.омбудсман, и я такого же мнения).

Только начальники учреждений были «зажаты», на мой взгляд, «держали нос по ветру»: смотрели и дышали только на и.о.нач.УФСИН.

Я понимаю с чем это связано: прежнего начальника калужского УФСИН (молодого, между прочим) сняли. Его зам.: более опытный и старше по возрасту подал документы на эту должность, но условие ему Москва поставила жёсткое: продемонстрировать умение работать с правозащитниками региона.

И он старался. Очень старался. Хотя, я понимаю, что это пока только – на уровне декларации. И не известно, что будет, когда и.о. будет назначен на должность. Удержит ли он планку на таком высоком для него уровне?

На круглом столе и.о. нач., казалось, буквально кричал: «Я — открыт для вас, правозащитники! Учреждения — открыты. Но мы будем работать «по закону».

А это означает, что, к сожалению, по-прежнему, ориентация на сотрудничество будет идти по удобному, понятному и привычному для тюремщиков пути: исключительно через председателя ОНК, в т.ч. подача уведомлений и согласование посещений учреждений :(

И.о. «погордился» тем, что был участником Международной конференции о будущем пенитенциарной системы в РФ, и удивлённо сообщил, что ни либералы, ни гуманисты в России ещё не пришли к общему мнению по поводу способа наказания и отбывания наказания заключенных. Резюмировал: «Вот, когда договорятся — тогда и будем делать».

На что я активно возразила: «Это — неправильная позиция. Нельзя в деле реформирования тюремной системы России опираться только на одно крыло, даже, если оно, это крыло — правозащитное: нужна вторая опора в виде самой системы ФСИН: нужна активная позиция представителей самой системы».

Рег.омбудсман выступил с предложениями:
- проводить такие представительные круглые столы регулярно, поскольку требуется пристальное ежедневное внимание к проблемам ЗК (председатель ОНК сказала, что она не может часто посещать эти мероприятия, а может встречаться только 4 раза в год; это результат того, что калужская председатель, как росс.президент «замкнула» на себя весь инфо поток ОНК и захлебнулась в нём; что и следовало ожидать при отсутствии элементарных понятий в эффективном менеджменте).

Я «выторговала» для 4 калужских правозащитников возможность посещать и.о. нач.УФСИН в любое время, ежемесячно и без председателя, твёрдо процитировав ст.5 № 76-ФЗ, что субъектами права по данному закону является не только ОНК, чью власть узурпировала председатель, но и сами члены ОНК.
- обеспечивать достойные условия содержания, в т.ч. выполняя Европейские стандарты (коротко прошёлся по ст.3, 6 и 8 ЕКПЧ: дела против России в ЕСПЧ);
- составить годовой план реорганизации и ремонта ЕПКТ, ШИЗО, карцеров,
которые в Калужской области находятся в ужасном состоянии;
- усилить работу по трудоустройству ЗК, особенно тех, кто имеет иски (например, в ФКУ ИК-3 из таких ЗК трудоустроены только 60%, а это — явно нарушает права потерпевших).
- обратиться в ООО «Земля-сервис» для обеспечения всех учреждений НПА, которые были бы доступны ЗК.
- так же обеспечить тюремные библиотеки в достатке юр.литературой, которой катастрофически не хватает.
- обратить внимание на комнаты для длительных свиданий (по закону их две разновидности: стандартные и улучшенные, а на самом деле — три: есть т.н. комнаты «ужасных состояний», которые ЗК и члены их семей воспринимают как наказание).
- особенное внимание уделить тюремной медицине, т.к. Калужская область «прославилась» на всю Россию по делу Холодняка, умершего совершенно неожиданно в калужском СИЗО и в тот момент, когда к нему не пропускали членов ОНК-правозащитников и из СИЗО-1 от Холодняка не уходили ни в прокуратуру, ни в ОНК никакие жалобы (тумбочка Холодняка в СИЗО была буквально набита жалобами!)

Я выступила по проблемам иностранцев, отбывающих наказание и находящихся под стражей:
- отметила не доступность переводчиков;
- невозможность оперативно связаться с посольствами;
- трудности с заключением брака; (например, нотариус, которых должен обслуживать ИГ, в ФКУ ИК № 4 в сентябре не появился ни разу!);
- запрет на свидания для ИГ, у которых нет регистрации.
- необеспеченность работой ИГ, у которых нет в РФ родных или знакомых.

На что и.о.начальника УФСИН мне сказал: «А когда иностранцы совершали преступление, о чём они думали? Думали они о том, что никто к ним не придёт?» и т.д. (сплошная риторика L …

Председатель ОНК жаловалась, что не установлены сроки хранение видео записи в ФКУ ИК No. 3, и нет возможности оперативно отреагировать на жалобы заключенных. На что и.о.нач-ка УФСИН ответил, что покупают аппаратуру для видеонаблюдений они сами, а хорошая аппаратура, которая умеет много записывать и долго хранить — стоит дорого.

И.о. нач.УФСИН
- жаловался на то, что только 54% ходатайство на УДО, поддержанных администрацией удовлетворяется.
На что правозащитники и прокуроры по надзору ДРУЖНО ответили, что
считать нужно по-другому: не сколько ходатайств было поддержано администрацией, а сколько было подано ходатайств вообще, поскольку у ЗК есть право и самостоятельно, без администрации обращаться в суд (в этом случае, по словам надзирающего прокурора суд поддерживает только 28% ходатайств).
- и.о. нач-ка калужского УФСИН сообщил, что начинается эксперимент по предоставлению отпусков для работающих ЗК вне пределов колоний;
- сообщил, что подземные казематы Екатерининских времён (1777 г. постройки), расположенные под калужским тюремным замком (СИЗО-1) будут переделаны под музей и там будет возможность экскурсантам «посидеть» добровольно, если захочется пощекотать себе нервы.

За кулисами круглого стола член ОНК Ан.Чейченец имел разговор с нач.СИЗО-1 об обеспечении ЗК телевизорами: с некоторых пор телевизоры от родственников не принимают: нач.СИЗО считает, что обеспечивать телевизорами камеры должно государство, а, если оно — бедное и «жмотное» (это мой термин) — то пусть ЗК остаются без инфо. Позиция явно не верная: на мой взгляд, следует иметь другой, новый тюремный изолятор, где были бы холлы для общего посещения, оснащённые телевизорами. Государству это будет по карману, хотя работы у оперативников, конечно, прибавиться (но это, на мой взгляд, не страшнее, чем оставлять заключенных в информационном вакууме).

Элье
ОНК, Калуга