Сегодня, 27 ноября 2012 года, Европейский Суд по правам человека своим Постановлением по делу «Куликов против России» (Kulikov v. Russia, жалоба N 48562/06) впервые признал условия содержания в российской колонии – ИК-5, расположенной в Нижнем Тагиле (Свердловская область), — бесчеловечными и унижающими достоинство, то есть нарушающими статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. До этого Страсбургский Суд признавал пыточными, бесчеловечными и унижающими достоинство только условия содержания под стражей в российских следственных изоляторах лиц, которые не были осуждены (ЕСПЧ применят различные стандарты к условиям отбывания наказание и условиям содержания под стражей).

В сегодняшнем Постановлении по делу Сергея Николаевича Куликова Европейский Суд по правам человека указал, что при содержании в колонии на него приходилось менее 1,41 кв.м. площади (при российской норме в 2 кв.м. (часть 1 статьи 99 УИК РФ), несоблюдение которой, впрочем, само по себе не признавалось нарушением статьи 3 Конвенции). По мнению Страсбургского Суда, даже принимая во внимание относительную свободу перемещения в дневное время по территории колонии, которая учитывается при оценке площади, приходящейся на одного заключенного в бараке, где заявитель находится преимущественно только ночью, содержание его в течение трех лет в бараке по меньшей мере со 135 другими осужденными, на которых приходилось всего 8-9 умывальников и 3 туалета, не соответствует требованиям статьи 3 Конвенции, несмотря на то, что за время отбывания наказания Сергей Николаевич 7 раз помещался в ШИЗО, где на него приходилось целых 6 кв.м., поскольку это случалось относительно редко и длилось относительно недолго.

Заявителю присуждена справедливая компенсация морального вреда в размере 11500 евро, которая, однако, также включает компенсацию за содержание его на протяжении более двух месяцев под стражей в СИЗО в условиях, также не соответствовавших требованиям статьи 3 Конвенции (присуждаемая Страсбургским Судом компенсация не распределяется по отдельным нарушениям, поэтому вычислить, сколько точно приходится на компенсацию за бесчеловечные и унижающие достоинство условия отбывания наказания не представляется возможным).