О, интернет починили. Матроска, всё нормально, кроме медицины. Вообще всё хорошо, только в коридор натекла вода и ходить неудобно сотрудникам СИЗО и членам ОНК. Надо вытереть эту воду. Вас пять раз просили, почему ОНК должна прийти, чтоб вы сантехников вызвали? Какие заключенные из вредности льют воду через дверь? Почините трубу. Лить перестанет.

К делу. Вот парализованного ниже пояса Топехина вернули из 20 ГКБ в ПИТ. Хорошо, что туда. Но результат, как я понимаю, никаков. Точней я узнать не могу, поскольку сегодня не встретили в стенах ни одного врача. Меня это печалит, там вообще больница.

Что-то ему в двадцатой не понравилось. Что-то там его отказывались, по его словам, в двадцатой, вообще кормить. Он же парализован, пока он собирался поесть, еду уносили и говорили: ну, может, поужинаешь, раз пообедать не вышло. Воды лекарства запить не давали. Естественно, его никто не мыл. Врачи пытались ему внести нормальную кровать. Их не пускал конвой. Занесли ее с боем. Так же — стакан кипятка. Что за хрень там, на спецблоке?

А почему адвоката не пускают?

Да. Уважаемый председатель и разные зампредседателя ОНК Москвы. Я сегодня звонила еще одному члену ОНК и говорила: они же, председатель и замы, вроде, брали дела этих людей на контроль? А он мне говорит: давай тоже брать дела паралитиков на контроль? А что это значит? Ну, выступить по радио и в газетах и больше в СИЗО не ездить и про них не вспоминать никогда.

Не надо бы так. Работайте. У нас два паралитика сейчас в Матроске. Все «под контролем». И что и что и что?

Мы ждем реальных действий. Или будем действовать сами, как умеем и как действуем. Но тогда не надо ничего «брать под контроль».

Уважаемые адвокаты. Работайте, пожалуйста. Верю в добрые намеренья, но я не могу решать все вопросы за вас. Сосредоточьтесь, вы взрослые.

Уважаемые сотрудники СИЗО, принимайте у спецконтингента заявления в дни праздников. В законе ничего про исключения не написано. ОНК для этого не нужна. Спасибо за внимание.