Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии республики Коми Эрнест Мезак рассказал в эфире «Громадського радіо» в программе «Киев-Донбасс» о своем визите к Геннадию Афанасьеву.

Правозащитник Эрнест Мезак является заместителем председателя Общественной наблюдательной комиссии Республики Коми (это один из 83 региональных общественных органов в России, контролирующих соблюдение прав человека в местах принудительного содержания соответствующего региона, — ред.). И Мезак с еще двумя коллегами по ОНК 17-го февраля посетили исправительную колонию №31 в городе Микунь Усть-Вымского района Республики Коми, где сейчас находится Афанасьев. По словам Мезака, Афанасьев будет содержаться в ЕПКТ – это «Единые помещения камерного типа».

«Эти камеры ЕПКТ – это один из видов дисциплинарного наказания, которые возможны в российской пенитенциарной системе. Он помещен в эти камеры на целый год», — сообщил Эрнест Мезак.

Этапировали Афанасьева в Коми из Ростовской области, рассказывает Мезак. И изначально поместитли в колонию в Сыктывкаре, однако позже за различные дисциплинарные проступки, которые вменяли украинцу, его и перевели вЕПКТ ИК №31.

«ЕПКТ – это фактически такая внутренняя тюрьма, в которой содержатся так называемые злостные нарушители установленного порядка отбывания наказания», — добавил Мезак.

Сейчас сам Геннадий Афанасьев пока еще находится в т.н. «карантине». Члены же ОНК осмотрели одну из камер ЕПКТ. И вот как увиденное описывает правозащитник:

«Там содержатся участники бандформирований с Северного Кавказа, четверо человек. Мы измеряли эту камеру и сделали замечание, указав на то, что фактически меньше 12 метров квадратных приходится на четырех человек, по-нашему это является нарушением статьи 3 Европейской конвенции по правам человека».

С Афанасьевым Мезак пообщался в карантинной камере. Геннадий Афанасьев рассказал о своем диагнозе и, по словам правозащитника, разрешил разглашать эту информацию.

«16 февраля 2016 года его осмотрел хирург в колонии и поставил ему диагноз: «Стрептодермия. Подострое течение». Такое заболевание может вызвать побочный эффект - сепсис. Но указание на «подострое течение» дает нам надежду на то, что страшное не случится. Прописали ему для лечения банальную «зеленку», которую в цивилизованном мире давно уже не используют. Меня это смутило», — сообщил Эрнест Мезак.

Копии медицинских документов Мезак намерен передать российским и украинским правозащитникам.

Отвечая на вопрос о моральном состоянии Афанасьева, Мезак сказал: «Мне кажется, что он адаптируется».

Напомним, 25-летний фотограф из Симферополя Геннадий Афанасьев был задержан 9 мая 204 года в Симферополе. Российские следователи обвинили его в участии в террористической организации, которую якобы организовал другой украинец – режиссер Олег Сенцов. Дело Геннадия Афанасьева рассматривали по т.н. упрощенной процедуре, потому что он дал признательные показания. 24 декабря 2014 на закрытом заседании Московский городской суд признал Геннадия виновным и приговорил к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима по обвинению в преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 205.4 («Участие в террористическом сообществе»), двум эпизодам п. «а» ч. 2 ст. 205 («Террористический акт, совершённый организованной группой»), ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2ст. 205 («Приготовление к террористическому акту»), ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 222 («Покушение на незаконное приобретение оружия и взрывчатых веществ») УК РФ. Однако во время суда над режиссером Сенцовым и антифашистом Кольченко Афанасьев от своих показаний отказался, заявил, что оговорил Сенцова под пытками.